АРКЭМ, СВЕТ И ТЬМА. Глава 5

Глава 5. Испытание

Карен обсуждала с Кэти виденный вчера фильм, когда вдруг мимо них прошел Грей.
— Карен, подойди, пожалуйста, — позвал он ее в коридор.
— Нам ведь запрещено выходить… — недоумевала девушка.
— Сейчас позволено. Познакомься – мой друг Майк.
К ним приблизился полноватый афро-американец, санитар, улыбчивое лицо которого было хорошо знакомо Карен.
— Очень приятно, только, кажется, за столько лет виделись неоднократно…
— Да виделись, конечно, — рассмеялся афро-американец. — Я даже помню первый раз, когда ты в общий зал вошла. Тогда Корнелиус Стирк тебя “мэм” назвал и убежал в дальний угол зала. Уж что, а это запоминается.
Ты молодец. Проблем от тебя никаких, не то, что от некоторых других. Джим считает, что тебе лучше быть снаружи…
— Майк, я же просил… — вздохнул Грей.
— А я считаю, что это тебе решать, — подмигнул санитар. — Нравится наша компания – оставайся.
— Никогда не смотрела на ситуацию именно под таким углом… но теперь взгляну, — пообещала Карен. — А как вы познакомились? Неужели одноклассники?
— А она таки молодец, — хохотнул афро-американец, хлопнув Грея по плечу. — Хороший выбор, бро. Бери ее в соавторы.
— Да, мы одноклассники, — вздохнул Грей. — На эту тему можно сочинить много анекдотов, но… в итоге нас свела психушка.
— Лучше и не скажешь, — от души рассмеялся Майк. — Обязательно сделай меня ярким персонажем второго плана и дай мне эту фразу. Иначе я тебя отсюда не выпущу. Это серьезно.
— Заметано, — кивнул Джеймс.
— И что это тут за веселье? – услышали они вдруг хриплый голос. – Вижу один сплошной непорядок.
Пациенты, болтающие в коридоре. Не положено. Пациенты, по-дружески болтающие с санитарами. Совсем не положено. Пожалуй, придется…
К ним приблизилась шестидесятилетняя женщина, ниже всех их на голову и со шваброй в руках.
— Все в порядке, Матушка Паркер, — уверил ее Майк и достал из кармана флягу. — И о Вас не забыли тоже.
— Вот с этого и начал бы, сынок, — пожилая леди от души закинулась. — Кто я такая, чтобы указывать вам, молодым, где стоять и что делать.
— Матушка Паркер, — представил ее афро-американец. — Если этот персонаж ускользнет из твоей книги, Джим, она очень многое потеряет. Она и есть “Аркэм”. Она кровь и плоть этих стен, пережила столько бунтов и погромов, как никто другой. Черт, она была тут тогда, когда впервые привезли Джокера.
— Сынок, — Паркер еще раз глотнула из фляги. — Не произноси имя этого дьявола всуе. Он все слышит, и у него чертовски хорошая память. Уж можешь мне поверить.
— Быстро все попрятались! Аркэм! – объявил, выскочив из-за поворота, еще один санитар, после чего сделал вид, что просто идет по коридору.
Карен и Грей нырнули под столик, Майк и Паркер посмотрели друг на друга, изображая беседу.
Тут же в поле зрения показались доктор Аркэм и высокая блондинка лет тридцати.
— Изабель, я рад твоему энтузиазму, — объявил Джеремия своей собеседнице. — Если что, мы всегда будем рады видеть тебя в наших рядах. Но пока что… в этом нет необходимости
— Я понимаю. Всего хорошего, доктор, — та кивнула, удаляясь.
— О нет. Нет, нет, нет, — внезапно запричитала Матушка Паркер.
— Что не так, Матушка? – спросил афро-американец.
— Она не так. Та, что была с Аркэмом.
— Я ее не знаю, — пожал плечами Майк.
— Зато я знаю. Она была участницей одного из первых экспериментов, проводившихся в стенах “Аркэма”. У таких вся предыдущая история стиралась из файлов сразу же, поэтому даже я сейчас не скажу, сколько у нее было на счету убитых. Так что чтобы у вас не было иллюзий – она в точности такой же маньяк-убийца, как все здесь, если не хуже. Только доказать этого никто уже не сможет.
— Но как же так… — недоуменно начал Грей.
— Это была очень давняя программа. Ни одного из участвовавших в ней ученых сейчас в живых нет – все они слишком близко подошли к тем, кого считали излечившимися гражданами.
Из той программы, считая и руководителей, и участников, вышла живой и ничем незапятнанной лишь она одна. Все тесты и все психиатры подтвердили, что она стопроцентно психически здоровый человек, достойный места в нормальном обществе. Все поверили, что она излечилась.
После этого она сказала, что хочет работать в “Аркэме” и помогать тем, кому сейчас так же плохо, как раньше было ей. Ей поверили и даже обрадовались, что она будет в поле зрения. Но, естественно, к основной популяции сразу не пустили. Сначала отправили на курсы, которые она блестяще прошла. При этом она очень быстро адаптировалась к нормальной жизни, арендовала хорошую квартиру, завела бойфренда. Уже тогда о ее прошлом никто не рисковал вспоминать.
Затем ей дали доступ к файлам пациентов, чтобы работать над анализом и возможным лечением.
С этого момента начинается худшая часть истории.
За многие истории болезней она бралась. Многие диагнозы ставила, многие лечения советовала. А заканчивалось все одним. Попыткой побега, а затем – неизменно – лоботомией.
Если доктор Аркэм пустит ее сюда, то все будет по-настоящему плохо…
— Пожалуй, нам всем пора… в свои камеры, — Майк взял пожилую леди за руку и увел за собой, кивком попрощавшись с Джеймсом и Карен.
— Что-то у меня дурные предчувствия, — задумчиво сказала девушка.
— Да ладно, — махнул рукой Грей. — Наверняка старшее поколение просто приняло больше, чем надо. Психопатка, лечащая психов? Разве такое возможно?

Черепоголовый гангстер с двумя ассистентами и пятью телохранителями в разных масках шел по улице, когда внезапно перед ними остановился фургон. Выскочившие из него два десятка вооруженных людей в черных костюмах и масках мгновенно взяли их в кольцо.
— Спокойно, — махнул рукой босс своим громилам. — Отправляйтесь в штаб. Им нужны только мы трое. Когда все будет закончено, я позвоню.
Кивнув, один из Фальшиволицых увел за собой остальных. Черная Маска, Дэвид Сатаби и мисс Ли же прошествовали за людьми в черных костюмах и уселись в фургоне.
— В чем дело, что происходит? – испуганно спросил очкарик.
— Все в порядке, — кивнул черный череп. — Это то, что в итоге должно было произойти.
— Мистер Сионис, — объявил один из людей в черном. — Вы пожелали вступить в общество избранных. Для этого требуется пройти ряд тестов, чтобы лидеры общества оценили, достойны ли Вы такой чести. Это можете сделать Вы сами или кто-то из Ваших приближенных, кому Вы полностью доверяете.
— Она, — указал на азиатку черепоголовый. Та кивнула и, поднявшись, последовала за людьми в черном.
— Но, Роман, ты уверен? – робко спросил человек в очках.
— Все в порядке, мистер Сатаби, — грустно улыбнулась азиатка, обернувшись. — Ваша задача – считать деньги мистера Сиониса, моя – рисковать за него жизнью. Кому-то ж надо делать и мужскую работу.
— А если она не пройдет тесты? – обеспокоенно поинтересовался человек в очках, оставшись вдвоем с боссом.
— Ее и нас обоих порубят на кусочки как недостойных.
— Роман, я, конечно, ценю твое чувство юмора…
— Хотел бы я, чтобы это была шутка, Дэвид… Ты не представляешь себе, как хотел бы…

Невысокая фигурка в сером брючном костюме вошла в залитый светом зал.
— Назовись, — приказал голос сверху.
— А не все ли равно? — пожала азиатка плечами. — Пусть будет Ли Жульен. Ничем не хуже любого другого псевдонима.
— Сейчас мы это узнаем, — зловеще уверил голос. — Заходи в комнату № 1.
— О, детектор лжи, — улыбнулась гостья, когда перед ней открылась дверь. — Чудная штука. В моей спальне такая есть. У вас, кстати, устаревшая модель.
— Может, не будем зря тратить время? — поинтересовалась она, садясь в кресло. — Вы дважды спросите меня, осел ли я, я отвечу сначала “да”, а потом “нет” – и вы сравните результаты.
Когда сказанное было сделано, торчавший поблизости человек в белом халате пожал плечами и побежал к другому такому же. Тот сделал звонок.
— Иди в комнату № 2, — распорядился несколько раздраженный голос сверху.
Открылась следующая дверь. Зайдя, азиатка сделала вдох и простояла, не двигаясь, ровно двенадцать с половиной секунд.
— Боюсь, боюсь, боюсь… — она выдержала паузу и развела руками. — Боюсь, мне придется вас разочаровать. Да, аналог яда Крейна у вас своеобразный, но если научиться силой воли, без какой-либо химии, перебарывать один его вариант, то легко переборешь и все другие.
— Ты считаешь, что ничего не боишься? – поинтересовался голос сверху.
— Не исключаю, — последовал невозмутимый ответ.
— Сейчас мы это проверим. Зайди в комнату № 3.
Стоило гостье исполнить приказ, как дверь за ней захлопнулась.
— Смертельный газ заполнит эту комнату за тридцать секунд, — известил голос. — На столе две банки, в каждой из них ключ, но лишь один из них откроет следующую дверь. В одной из этих банок находится смертоносный паук. В другой – ядовитая змея. Тебе надо…
— Секундочку, — подняла палец азиатка.
Проникнув в первую банку, рука молниеносным движением схватила змею чуть ниже челюсти – и та тут же перестала шевелиться. Вторая, ударив по пауку, мгновенно превратила его в неподвижный комок.
Завладев обоими ключами, проходящая тесты театрально повертела ими в воздухе, после чего открыла дверь.
Ей тут же пришлось присесть, потому что на нее набросилось нечто напоминающее первобытного человека – двухметровый мускулистый амбал с бешеными глазами, изо рта которого капала слюна.
Дважды увернувшись от атаки, на третий раз гостья нырнула в сторону, встретив пах здоровяка носком черного ковбойского сапожка. Когда он заорал от боли и нагнулся вперед, в его глаза вонзилась рогатка из пальцев, и тут же палец другой руки нажал ему на точку на шее.
Амбал тут же захрапел и упал на пол. Трижды наступив всем весом ему на шею и таким образом уверившись, что он больше не встанет на ноги никогда, азиатка проследовала дальше.
В следующей комнате ее поджидало еще более дикое животное – самый настоящий тигр.
— У тебя два варианта, — объявил голос сверху. — На столике лежат кнут и пистолет. Ты успеешь использовать лишь один из них.
— Естественно, кнут, — быстро сделав акробатический кульбит, гостья завладела нужным предметом. — Один выстрел не остановит столь роскошного самца, и комната слишком мала, чтобы можно было успеть сделать больше двух.
— Хороший мальчик… ступай в угол… в угол… — мягко, но решительно приговаривала она, орудуя кнутом не хуже любого профессионального дрессировщика, пока не добралась до следующей двери.
Открыв ее, азиатка увидела младенца и лежащий рядом с ним нож.
— Твое последнее задание – убить этого ребенка, — приказал голос сверху.
— В смысле, он, как только я попытаюсь его зарезать, превратится в трехголового дракона, и это будет настоящее испытание? – и она занесла нож.
— Чего-то он ни в кого не превращается. В чем идея?
— Убей его, и ты с нами, — уверил голос.
— Черта с два. Так меня не проведешь. Если б вам были нужны те, кто просто режет детей, вы б набирали наркош на улицах. А вам нужно нечто другое.
Поэтому я спрашиваю – зачем должен быть убит именно этот ребенок? Или его выбрали случайно? В этом случае вы намного тупее, чем я думала.
— Твоя дерзость забавляет нас… пока что, — объявил голос. — Это наследник давних соперников верно служащего нам рода якудзы. Все его семейство уничтожено. Но, когда он вырастет, то захочет отомстить.
— Серьезно? – захохотала азиатка. – Это какой же клан настолько труслив, что боится ребенка? И настолько туп, чтобы не усыновить его и не превратить, если у него действительно хорошие боевые гены, в свое оружие?
— Исполняй задание, — настаивал голос.
— Нет уж, — прозвучал однозначный ответ. — Я вам не раб. Служить готова, но убирать за кучкой трусливых дураков – нет.
Я вызываю на бой этот клан. Всех сразу. Я ж знаю, что они все тут. Такие трусы не могут отказать себе в удовольствии понаблюдать за тем, как их работу делает кто-то другой. Теперь пусть покажутся. Посмотрим, насколько они отважны не против ребенка. И насколько они действительно верны вам, своим хозяевам. Вы просто подумайте, хоть секунду: зачем вам нужны настолько трусливые и бестолковые слуги?
Через минуту перед ней вышли два десятка азиатов с мечами.
— Да она коротышка, и у нее даже нет оружия! – хихикнул один из них, на вид лет девятнадцати.
— Я сама оружие, — последовал спокойный ответ.
Мгновенно уклонившись от удара мечом, она сломала колено нападающему, ударом ладони перебила ему гортань и тут же завладела его клинком.
Следующие пять атакующих полегли за десять секунд.
Когда же на нее попытались накинуться все сразу, она невозмутимо кинула перед ними пару шариков, которые достала из кармана. Вынырнув из образованного шариками облака газа, быстро добила мечом остальных и еще некоторое время наблюдала, как бьются в конвульсиях некоторые из умирающих.
После чего вернулась к ребенку и взяла его на руки.
— Его я забираю с собой – его право на жизнь оплачено кровью двух десятков тут лежащих. Я отдам его хорошей знакомой семье, чтобы растили до пяти лет, а после этого возьму к себе в обучение. Он будет верно служить мне и вам, и ему уже некому мстить. Если его боялись в таком возрасте, то можете представить, каким будет, когда подрастет.
Желающие остановить меня могут сделать попытку. Но жизнь в этом случае я не гарантирую.
— Комбинация боевых искусств и смертоносных ядов… это не очень обычно, — задумчиво заметил голос.
— Зато эффективно, — пожала плечами азиатка. — Не всем же хочется, чтобы их убили, как этим лузерам.
Я знаю, что подобное Чешир практикует уже давно. Я всего лишь двинулась на шаг дальше, в обоих направлениях.
— Твои отвага и характер оценены нами по достоинству, — важно сказал голос. — Ты с нами. Мы свяжемся с твоим боссом в ближайшее время.
— Рада это слышать, — кивнула гостья. — Надеюсь на плодотворное сотрудничество.

Когда люди в черном выпустили из фургона черепоголового и его ассистента, те сразу недоуменно уставились на азиатку с младенцем на руках.
— Чего? – спросила она, оценив на глаз их реакцию. – Аист в окно залетел… Потом созвонимся.
После этого невозмутимо села в такси и укатила прочь.

В комнате, одну из стен которой полностью покрывали многочисленные мониторы, царил полумрак.
— Похоже, в семействе пополнение, — улыбнулся маленький человек в белой рубашке и коричневых штанах с подтяжками, тут же заработав пинок белоснежной ногой.
— Гэгги, хоть ты и исправно меняешь подгузники и прочее, умничать тебе не положено.
— Да я не, я просто…
— Заткнись. Какая же у нее радостная физиономия… Черт, точно сюда привезет.
— Но это же замечательно! И она это заслужила…
— Заткнись. Если она будет привозить ребенка каждый раз, когда я буду внедрять ее во вражескую суперзлодейскую организацию, то соберет футбольную команду в стиле Анжелины Джоли. И чем хорошим это закончилось?
— Она не знает про камеру в часах?
— Только коротконогий недоумок мог задать этот вопрос. Да, она не знает про камеру в часах. И если ты ей скажешь, то умрешь долгой болезненной смертью. Только не перепутай ее с быстрой безболезненной. Это две большие разницы.
А теперь беги и приготовь комнату на втором этаже. Купи… все нужное. У тебя полчаса, пока она не вернулась.
— Слушаюсь, — кивнул, улыбнувшись, маленький человек и удалился.

Каори зашла в комнату, отшвырнула подальше надоевшие очки и рухнула в ближайшее кресло.
— Ух… так устала, что даже нет сил снять…
— Гэгги, — приказал Человек с улыбкой.
Кивнув, маленький человек присел и стал снимать черные ковбойские сапоги с ног хозяйки.
— Массаж ступней? – угодливо поинтересовался он.
— Да, пожалуйста, это было бы замечательно.
— И? – зеленые глаза смотрели со стопроцентно искренним интересом.
— У меня есть две новости: хорошая и… — замялась Каори.
— И еще лучше, — кивнул Человек с улыбкой.
— Что-то в этом роде… Тест я прошла. Я с ними. Обещали скоро связаться, тогда на них и взглянем.
— А еще лучшая новость?
— Я… кое-кого спасла. И привезла с собой.
— Имя придумала?
— Что?
— Мне повторить? Я знаю, что если ты кого-то там и спасла, то это был беззащитный ребенок. Ты думаешь, я не в курсе, как проходят подобные тесты?
Так придумала имя?
— Я… я… пока нет. Я колебалась. Не знала, как ты отреагируешь.
Но его род все равно быстро проверила, пока сюда ехала. У него никого не осталось, вырезали всех. Его дед и отец… очень не зря их вражеский клан боялся, потому и убил во сне.
Если в нем есть хоть двадцать процентов от них, он вырастет великим воином. Если…
— Если…?
— Если… правильно развивать его таланты…
— Маклауд, посмотри мне в глаза. А теперь скажи, что у тебя на уме на самом деле. Я уже все понял, а теперь тебе это надо просто сказать вслух.
— Я хочу растить его как своего. Вместе с тобой и Мати.
— Ну вот, это было вовсе не сложно. Комната на втором этаже готова, она как раз для таких случаев. И все же придумай имя.
Это определенно повод праздновать. Даже двойной. Полчеловека, сгоняй-ка в подвал за бутылкой лучшего из того, что у нас сейчас есть, они на отдельной полке, ты знаешь. А потом принеси мне пополнение в семействе, хочу взглянуть на него.
— А пока что… — белая рука завладела пяткой своей избранницы. — Так ли мы на самом деле устали?..
— Нет, не настолько, — улыбнулась Каори.

Вадим Григорьев.

1 комментарий »

  1. алекс макфолл Said,

    Октябрь 21, 2016 @ 01:35

    интерестная фанатся теория про отряд самоубиц
    https://vk.com/alecsmacfoll?z=video365272759_456239040%2F5c6d7167c3d6367c52%2Fpl_wall_365272759

RSS feed for comments on this post · TrackBack URI

Добавить комментарий