“Бэтмен: Храбрые и смелые” – обзор мультсериала в целом

Аквамена первоначально не планировали использовать столь часто: он должен был появиться в своем первом сольном эпизоде и в некоторых камео. Однако он стал первой стопроцентно удачной находкой “Храбрых и смелых”. “Есть вещи, сделанные DC очень хорошо, и в его зените Аквамен был одной из них, — считает Такер. — Он отличный персонаж, которым можно гордиться, как только ты поработаешь с ним и найдешь его индивидуальность”. Сэм Реджистер предложил дать королю морей личность Геркулеса в исполнении Стива Ривза из гладиаторских фильмов 50-60-х. Нарисованный Такером персонаж был похож на человека, для которого любое минимальное происшествие в жизни превращается в громкий подвиг; Джеленику он напомнил Джона О’Херли в “Сейнфелде”. Оживил же самолюбивого героического Ихтиандра голос Джона Ди Маджио, ставший секретным ингредиентом образа: если бы он звучал хоть немного менее точно, получилась бы карикатура. Актерский успех определил судьбу героя: он появлялся все чаще, поскольку любая сцена, в которую его добавляли, автоматически становилась лучше.
“Мы не старались сделать его крутым, просто хотели, чтобы он был привлекательным, с хорошим юмором и теплым сердцем, большим простаком, но который также преданный отец, король и герой, — поясняет подход Такер. — Иными словами, мы сделали его реальной личностью и дали ему сильную и отчетливую индивидуальность, которую бы публика могла почувствовать. Другая отличная черта Аквамена в том, что он супергерой, который знает, что он супергерой. Он не стыдится носить трико и стоять руки в боки. Он знает, что это просто часть описания работы, и, я думаю, публика была готова к супергерою, у которого б не было серой морали и сложности”. Джеймс считает, что эпизодом, где Аквамен впервые по-настоящему раскрылся, был Journey to the Center of the Bat! (также одна из любимых серий Джеленика), где владыка морской составил замечательный комедийный дуэт с Атомом. У Такера также была идея сюжета, где Аквамен бы завидовал дружбе Бэтмена с Суперменом и Чудо-Женщиной, однако история получалась похожей на Night of the Batmen!, и от нее отказались.
Другим героем, у которого Реджистер увидел потенциал, был Синий Жук, которого он описывал как то, что вышло б, если бы у Железного Человека и Человека-Паука был ниндзя-ребенок. Конечно, сыграл свою роль и тот факт, что персонажа, проходящего путь от неопытного новичка до уверенного в своих силах борца со злом, озвучил сам Бэтмен будущего – Уилл Фридл.
Голосом Пластикового Человека стал Том Кенни, большой поклонник персонажа, читавший в детстве еще его приключения 1940-х. Он также озвучил этого героя в семиминутном пилоте, сделанном несколькими годами ранее и так и не ставшем началом нового сериала. В результате актер получил роль без проб. Когда компания-производитель игрушек попросила ввести для Пластика злодея, Такер обнаружил, что у этого защитника добра попросту нет сколько-нибудь интересных оппонентов, и изобрел негодяя по кличке Резиношеий.
Иногда крупными удачами становились и одноразовые гости-напарники, например, Мертвец, озвученный Майклом Розенбаумом (“Смолвилль”, “Оборотни”). Актер, описывавший своего персонажа как “грустную душу, желающую делать добро и найти свой путь”, использовал простой нью-йоркский диалект, и эпизод Dawn of the Dead Man! продемонстрировал, что шоу превосходно справляется с мрачноватой мистической тематикой, однако авторы больше не возвращались к героическому призраку. То же случилось и с лучшими эпизодами первого сезона: перевернутый параллельный мир со злыми копиями знакомых героев из Deep Cover for Batman! явно напрашивался на повторный визит в него, но для создателей “Храбрых” он не был в списке первоочередных задач, и хоть они и подумывали вернуть Музыкомейстера из Mayhem of the Music Meister!, все же по-настоящему важного нового сюжета для него так и не нашлось. Dawn of the Dead Man! также доказал, что сценаристы не игнорируют тему смерти, при этом трактуя ее на полном серьезе, без сказочных воскрешений. Убийство Бостона Брэнда, героические смерти Теда Корда и первой Черной Канарейки, самопожертвования Б’вана Зверя и Патруля Судьбы, гибель Джо Чилла, казнь Джима Крэддока и, разумеется, выстрелы в Томаса и Марту Уэйн – не такой уж короткий список; Такер считает, что им позволили все это из-за не слишком реалистичного стиля “детского” анимационного сериала.
Что же касается злодеев, то авторы шоу стремились максимально их разнообразить, привлекая супостатов из самых разных уголков DCU. Все оттого, что Такер не любит антагонистов, возвращающихся каждую неделю: в мультсериалах его юных лет силам добра всегда противостоял Скелетор или всегда Кобра. Все основные Бэт-злодеи в “Храбрых и смелых” в итоге засветились, однако, за исключением Джокера (статья конкретно о нем скоро будет опубликована, с кучей информации о сериях с его участием), они появлялись не чаще, чем какие-либо другие. С некоторыми из оппонентов Человек – Летучая Мышь даже не мог справиться без посторонней помощи; среди них – Дарксайд, Эквинокс, Безликий Охотник и, что интересно, Лекс Лютор. Злодеем, которого Такер использовать не стал, оказался Джозеф Койн, Грошовый Грабитель: его история могла б послужить хорошей основой для эпизода в стилистике “черного фильма”, но она была слишком мрачной для этого шоу.
Пожалуй, наиболее точно характеризующим природу именно “Храбрых” персонажем был Бэтмалютка, превращенный создателями мультсериала в окончательного фана, нетерпеливого, придирчивого и обидчивого, но по-своему желающего кумиру лишь лучшего. В Legends of the Dark Mite! авторы, наконец, доступно объяснили зрителям, что именно они делают: отдают дань Бэтмену как иконе поп-культуры, всем элементам его долгой истории, каждой эре развития образа; они даже буквально вложили в уста чудика из пятого измерения соответствующие пояснения. Серии с Бэтмалюткой неизменно попадали в число наиболее амбициозных, сложных, причудливых и фан-ориентированных; не случайно именно ему поручили и торжественно “прикончить” шоу в Mitefall!.
Одним из главных достоинств “Храбрых и смелых” изначально было предельное разнообразие: вместе с напарниками резко менялся и жанр, за темным эпизодом следовал дурашливый, за историей, посвященной отношениям, – чистейшая научная фантастика. К примеру, следом за Trials of the Demon!, действительно мрачной серией в духе старых хорроров “Хаммер”, с Шерлоком Холмсом, демоном Этриганом, Джентльменом-Призраком и Бэтменом в костюме из “Готэма газовых огней” (главная причина, почему Такер взялся за этот сюжет), шел Night of the Huntress! – по словам Такера, его вариант эпизода о Дике Трэйси, стиль комиксов с которым продюсер обожает. По этой причине тут хватает гангстеров с причудливыми именами и соответствующими им физиономиями; это также анимационный дебют Калькулятора, а подругу Бэбифэйса озвучила номинантка на “Тони” Эллен Грин (Одри из “Маленького магазинчика ужасов”). Кстати, преступник с лицом ребенка вышел у Такера похожим на Брюса Тимма совершенно непреднамеренно (хоть сходство он быстро уловил), имя же его вызрело следующим образом. Один из работавших над шоу дизайнеров, Майк Менли, был возмущен фанами, начавшими ненавидеть “Храбрых” задолго до премьеры, и прозвал их “бэбименами”, не способными принять что-то новое. Это слово и крутилось в голове Такера, когда он взялся изобретать злодея специально для своего мультсериала, – так появился Бэбифэйс.
Джеймс Такер уверяет, что в первых 26 эпизодах “Храбрых и смелых” удач и промахов было в процентном отношении столько же, сколько в первых 26-ти “Безграничной Лиги Правосудия”. Он особо выделяет Terror on Dinosaur Island! как эпизод, в котором впервые все встало на свои места: ключевые ингредиенты – сердце, юмор и героизм – в правильных пропорциях, анимация и цветовой стиль на высоком уровне, как и джазовая музыка. Однако все же более уместной подобного звания кажется другая ранняя серия, Evil Under the Sea!, в которой дебютировали Аквамен и первый действительно выразительный злодей шоу, Черная Манта (по словам создателей сериала, любая запись с участием Джона Ди Маджио и Кевина Майкла Ричардсона не обходится без потешных экспромтов, которые точно не попадут в окончательную версию). К бесспорным успехам первого сезона нельзя не отнести задуманную как событие пару серий Deep Cover for Batman! и Game Over for Owlman!, галлюциногенный Legends of the Dark Mite!, стильно мистические Dawn of the Dead Man! и Trials of the Demon! и, естественно, Mayhem of the Music Meister! – по-настоящему амбициозный, невозможный в любом другом DC-мультсериале эпизод-мюзикл с привкусом “Ужасного доктора Файбса”, заслуживший и стоячую овацию на Comic-Con, и номинацию на “Эмми” за музыкальную композицию. Для авторов шоу мысль о том, что их никто не убил за Бэт-мюзикл, стала окончательно раскрепощающей; любимые песни Такера в серии – “Death Trap” и “Drives Us Bats”.
Почуяв свободу и поддержку фанов, создатели “Храбрых” во втором сезоне позволяли себе более смелые эксперименты, чем в первом. Например, к числу наиболее удачных по темпу, юмору и действию эпизодов Такер относит Aquaman’s Outrageous Adventure!, где за мрачноватым тизером, идущим без какой-либо музыки, следует сюжет, целиком посвященный демонстрации того, насколько Аквамен хороший семьянин, вдобавок со сценой, показывающей, как этот герой силен в пустыне (в противовес стандартным представлениям о нем). Или изумительный по анимации, цветовой гамме и дизайну в духе Серебряного Века комиксов The Super-Batman of Planet X!, где Бэтмена Зур-эн-аррх озвучил Кевин Конрой; Такер сожалеет о том, что не удалось сделать фото с ним и с Дидрихом Бейдером, так как Кевин находился в то время в Нью-Йорке. Музыка, под которую идет монтаж с почуявшим суперсилы Рыцарем Ночи, оказалась настолько хороша, что ее потом использовали еще раз, пустив под монтаж с Суперменом в Battle of the Superheroes!. Разумеется, нельзя не упомянуть Chill of the Night!, возможно, наиболее мрачную серию шоу вообще, где юмора практически нет, своеобразную дань BTAS: Брюс Тимм никогда не интересовался возможностью рассказать историю Джо Чилла, поэтому Такер присмотрел эту нишу для себя.
По словам Джеленика, одним из наиболее важных вызовов для создателей “Храбрых и смелых” было сотворить мультсериал, который бы помогал продавать игрушки, но не казался бы рекламой игрушек. Свои отношения с компаниями, изготовляющими игрушки, продюсеры описывают как “любовь-ненависть”. Компании любят мечи, однако лазерный меч в руках Бэтмена именно этого шоу не противоречил его Silver Age-доктрине. Сравнительная скудность “Храбрых” в плане женских персонажей, особенно в первом сезоне, была связана с этим же, поскольку быстрее раскупаются игрушки, четко ориентированные на мальчиков. “Суперкрутой” робот был изобретен, однако был показан таковым лишь в последних кадрах своей серии (The Plague of the Prototypes!). Одним из прямых заказов изготовителей был продолжительный арк на несколько, шесть или около того, эпизодов: им нужно было связующее звено между игрушками. Такер и его команда предложили идею с нашествием Старро, однако специфику своей программы отстояли, выбрав как альтернативу три тизера на заданную тему, а затем суперсобытие в виде двухсерийного эпизода The Siege of Starro!. Замысел обретал очертания постепенно: герои, собранные в команду для борьбы с инопланетным захватчиком, могут показаться второразрядными, но при этом одновременно отражают политику игрушечных компаний и по-своему богаты как характеры, и наиболее причудливый из них, Б’вана Зверь, показывает себя недвусмысленно трагическим защитником добра (хоть Такер и не считает вторую часть столь же удачной, как первую).

Во второй половине второго сезона погоду делали сюжеты, посвященные семейности героев вселенной DC, понятию наследия в этом мире (Requiem for a Scarlet Speedster!, The Malicious Mr. Mind!), или же поднимающие тему цены понятия героизма (The Last Patrol!). Тогда же в шоу дебютировала Международная Лига Правосудия, в основном с тем же составом, что и ее аналог из комиксов, плюс заказанный Джелеником Аквамен (Такер сожалеет, что не нашлось места для шутки о кратком бытии этого борца со злом лидером Лиги Правосудия Детройта).
В третьем сезоне авторам наконец-то было позволено задействовать Супермена и Чудо-Женщину, прав на которых они были ранее лишены (как и прав на их злодеев – из-за этого вместо Тоймена пришлось изобрести Фан Хауса). Поэтому их появления вышли уж точно не очередными простыми эпизодами. Шоукэйс Стального Человека, Battle of the Superheroes!, стал одновременно искренним и глубокомысленным признанием в любви к Супер-эпохе 1950-х с чудачествами в том числе Джимми Ольсена (персонаж, которым особо интересовался Джеленик) и данью чувству юмора сайтов вроде Superdickery.com (опять же идея Джеленика). И хоть Scorn of the Star Sapphire! был в первую очередь связан с миром Зеленых Фонарей, особое значение имел его посвященный амазонке тизер, сторибоард которого был выполнен Такером, большим поклонником супергероини, лично (он жалеет, что не довелось сделать отдельный эпизод принцессы Дианы). В серии же, посвященной троице, Triumvirate of Terror!, создатели “Храбрых”, в отличие от ряда своих предшественников, сосредоточились на исключительно дружеском аспекте отношений величайших героев DC, а не на коллективном спасении мира или стандартных разборках на тему, кто круче, что лишний раз подчеркнуло оригинальность данного шоу.

Такер и компания продолжали успешные эксперименты с жанром и тематикой каждого эпизода. Shadow of the Bat! – возможно, лучший вампирский хоррор-мультфильм о Человеке – Летучей Мыши, стильный, по-киномански грамотный и местами нешуточно жутковатый, однако продюсерам пришлось нажать на тормоза, превратив сюжет в кошмарный сон (или возможный сон…). По словам Такера, подобное решение было необходимо во избежание проблем с цензурой и позволило протащить в мультик замечательнейшие вещи вроде очень выразительного звукового эффекта, когда клыки Бэтмена-кровососа впиваются в горло Черной Маски: были опасения, что он пугнет даже одобривших сценарий на бумаге, потому что подобное уже случалось. А так бы Джеймс попросту закончил серию сценой, где Солнце сжигает всех вампиров, а следующий эпизод начал бы, как будто этого ничего не случилось, без каких-либо объяснений.
Другим любопытным экспериментом был Time Out for Vengeance!, в котором часть Бэтменов иных эпох была подсказана Грантом Моррисоном, а другая – вовсе нет: Джеленик сымпровизировал с Темным Рыцарем Древнего Рима, которому сразу изобрели подходящее имя – Бэтменикус (поскольку Такер был фаном телевизионного “Спартака”). Размышляли насчет Бэтмена-ковбоя, однако в декорациях Дикого Запада готэмский мститель в этом сериале уже появлялся; зато использовали Бэтмена-робота из “Бэтмена. № 104” (1956).
Тема героических династий DC была продолжена в Sword of the Atom!, который в результате все равно превратился в очередное почти сольное выступление Аквамена, начиная с предложенного Джелеником тизера в стиле ситкомов 60-70-х, к которому Такер добавил песенку в духе пародии на вступление “Семьи Адамсов”. Нет ничего удивительного и в том, что бравый король морей в итоге засветился и в Bold Beginnings!, вольной адаптации сценария Алана Барнетта и Пола Дини, предназначенного для несостоявшейся 75-минутной полнометражки вселенной BTAS, написанного в тот же период, что и “Тайна Бэтвумен”, и использованного авторами “Храбрых” из-за нехватки времени (изначально участниками трех сегментов в нем были Зеленая Стрела, Удлиняющийся Человек и Затанна).
“Бэтмен: Храбрые и смелые” удостоился премии “NAVGTR Award” за лучшую второстепенную роль в комедии (Пол Рубенс, Бэтмалютка), был номинирован на ту же награду за работу Р. Ли Эрми, на “Энни” за игру Бейдера и на приз IGN за лучшую анимационную серию.
В январе 2009 г. начала выходить связанная с мультсериалом серия комиксов “Бэтмен: Храбрые и смелые”. В конце 2010-го ее сменила вторая серия, “Совсем новый Бэтмен: Храбрые и смелые”, продержавшаяся 16 выпусков.
7 сентября 2010 г. была выпущена видеоигра Batman: The Brave and The Bold – The Videogame (для Wii and Nintendo DS), в создании которой участвовали Джеленик, Андреа Романо и режиссеры Бен Джонс и Майкл Гогуэн, но не занятый шоу Такер. Основные злодеи в ней – Джентльмен-Призрак, Монгул, Человек-Кот, Гродд и Кэтвумен, также появляются Капитан Холод, Погодный Волшебник, Тепловая Волна, Двуликий, Король Часов, Щитомордник, Синестро, Старро и Астерот, а из напарников – Робин, Синий Жук, Хоукмен, Гай Гарднер.
Каждый раз, когда с момента окончания 65-серийных “Храбрых и смелых” (очень хороший итог для современного мультсериала) выходили диски-сборники эпизодов, Джеймс Такер советовал фанам скупать их побыстрее, поскольку от этого напрямую зависит исполнение их общей мечты – заполучить заказ на полнометражный, для видео, выпуск “Храбрых” (иногда он говорил, что это может быть полноценный мюзикл). Мечта в итоге сбылась, и хоть “Скуби-Ду и Бэтмен: Храбрые и смелые” был отнюдь не гениальной, а просто весьма развлекательной картиной, до сих пор остается надежда, что эта Бэт-вселенная, оригинальная, смелая и очень хорошо продуманная, когда-нибудь в каком-то варианте возродится еще не раз.

Вадим Григорьев.

Страницы: 1 2

6 комментариев »

  1. Киря Said,

    Февраль 19, 2021 @ 07:34

    Вадим, давай забудем все обиды и недоразумения, ведь сегодня угадай какой день? Правильно день рождения Бэтмена и 160 лет с момента отмены крепостного права.

  2. vadim Said,

    Февраль 20, 2021 @ 02:32

    Кирилл, нет никаких обид и недоразумений.

    День такой же, как и любой другой.

    Что ты хочешь сказать?

  3. Киря Said,

    Февраль 20, 2021 @ 15:47

    Вадим, я хотел сказать что…Мы хоть и друзья, но всё же иногда ссоримся. Я бывает пишу или делаю то, что тебе не нравится. Такое бывает. Прости за правду.

  4. vadim Said,

    Февраль 21, 2021 @ 02:15

    Кирилл, «правда» в том, что сюда, на сайт, люди заходят, чтобы что-либо сказать.

    Ты или говори, если есть что сказать, или не извиняйся.

  5. RG Said,

    Февраль 22, 2021 @ 04:53

    Чудесная вещь в успех которой я лично не верил, и плевался с первых серий… Просто гик пиршество, по которому я очень скучаю.

  6. vadim Said,

    Февраль 23, 2021 @ 00:33

    Да, я тоже. Поначалу был высокомерно настроен, а теперь с огромным удовольствием возвращаюсь к некоторым сериям.

RSS feed for comments on this post · TrackBack URI

Добавить комментарий