1987

year1987.jpgГод “Года первого” – звучит не очень, но факт. Возможность рассказать о первых днях Брюса Уэйна в качестве борца со злом Фрэнку Миллеру дал Дэнни О’Нил, назначенный Бэт-редактором в 1986 г. О’Нил видел свою миссию в том, чтобы обновить миф о Человеке – Летучей Мыши после только что закончившегося “Кризиса на бесконечных Землях”, и сразу предпринял четкие шаги в этом направлении.
Собственно, проведенное Миллером в “Году первом” (“Бэтмен. №№ 404-407”; февраль-май) обновление касалось не столько сюжета (основные повороты в предыстории готэмского мстителя остались неизменными), сколько интонации. Автор спустил миф на землю, заставив героя в первый год его новой работы противостоять злу отнюдь не фантастическому – организованной преступности и коррумпированной полиции, и тем самым значительно очеловечил самого защитника добра. Он также дал будущему комиссару Джиму Гордону полнокровный характер (впервые за все время существования персонажа, если не считать миллеровское же “Возвращение Темного Рыцаря”) и даже вручил ему дополнительный приз в виде нового любовного интереса – его коллеги Сары Эссен (в дальнейшем она станет женой полицейского, а немного позже – очередной почетной жертвой улыбающейся смерти). Единственным действительно спорным решением Миллера было превращение будущей Женщины-Кошки в проститутку, предлагающую клиентам садомазохистское развлечение: за пределами данного арка, где у Селины Кайл была роль в лучшем случае второстепенная, такую трактовку нельзя было назвать перспективной, поэтому последующие авторы, описывая “год первый” Кэтвумен, намеренно ставили миллеровские сцены в совсем другой контекст, смягчая акценты.
В то время как “Год первый” не может похвастать сюжетным и жанровым (от трагедии до сатиры) богатством “Возвращения Темного Рыцаря”, он представляет собой намного более цельный и классический по стилю героический рассказ, не говоря уж о том, что молодой мститель кажется намного более человечным, чем постаревший и ожесточившийся Темный Рыцарь. Удивительно, но факт: даже в нынешнем хаотичном DC Universe, где, кажется, любая история или предыстория какого угодно персонажа по-разному пересказана трижды, “Год первый” остается одной из немногих нерушимых твердынь, на которые не осмеливается посягать никто.
Эстафету Миллера подхватил Майк У. Барр, рассказавший на страницах “Детективных комиксов. №№ 575-578” (июнь-сентябрь) о “Годе втором” Бэтмена. Не являясь прямым продолжением “Года первого”, данный арк излагал историю об очередном невеселом жизненном уроке для молодого Брюса, вводя в его жизнь новую любовь по имени Рейчел Каспиан и нового злодея – намного более безжалостного мстителя по кличке Жнец, чьи смертоносные повадки вынуждают героя заключить союз с криминальным миром и, фактически, стать напарником Джо Чилла, в котором он узнает убийцу своих родителей. Отнюдь не столь благосклонно принятый фанами, как его предшественник, “Год второй” был выброшен из хронологии после “Нулевого часа” и утвержденного им правила (Бэтмен никогда не нашел убийцу своих родителей); вернулся ли он на прежнее место после Бесконечного Кризиса, пока что неизвестно.
Чувствуя, что переработки главного персонажа явно недостаточно, О’Нил немедленно проделал подобную операцию с его юным напарником: в то время как ранняя история Дика Грейсона осталась (пока что) прежней, обстоятельства его ухода из дома Уэйна были полностью изменены, как и история появления в поместье Джейсона Тодда. “Предкризисный” Тодд, казавшийся бледной копией своего предшественника (напомню, что он тоже был циркачом, чьих родителей убил преступник), уступил место нахальному и задиристому уличному парню, который не побоялся стащить шины у Бэтмобиля (“Бэтмен. №№ 408-411”; июнь-сентябрь). Одновременно с этим О’Нил начал проводить другую операцию, связанную с более глубокой интеграцией в миф о Человеке – Летучей Мыши его наиболее интересных противников. Больше не довольствуясь статусом “злодеев на месяц”, Джокер и Двуликий внезапно стали играть более заметную роль в судьбах защитников добра (первый – как причина увольнения Грейсона, второй – как убийца отца Тодда) – и это было только начало. Второй пункт, как и небольшая, но интригующая роль Харви Дента в “Году первом”, поспособствовал новой вспышке интереса к раздвоенному злодею – не случайно в том же году из закромов DC был извлечен давно забытый Двуликий № 2 – Пол Слоан (“Детективные комиксы. №№ 580-581”; ноябрь-декабрь).
Еще один великий враг Темного Рыцаря, Раш аль Гуль, получил в тот год достойную историю, существенно продвигающую вперед отношения героя с ним и с Талией, – “Сын Демона” Майка У. Барра. Чуть более жесткий и кровавый, чем большинство “бэтменовских” комиксов года, он был одним из первых экспериментов DC с более дорогим форматом графического романа, как и с материалом, рассчитанным на более взрослых читателей. Среди других достойных упоминания Бэт-сюжетов года: новое столкновение с Пугалом (“Детективные комиксы. № 571”; февраль) и возвращение в ряды Бэт-злодеев Преступного Доктора (“Детективные комиксы. № 579”; октябрь). Джейсон Тодд сыграл заметную роль в DC-событии “Легенды” (Скачать), ставшем стартом для новой серии “Команда Самоубийц”, где среди главных действующих лиц в разное время оказывались и противники Рыцаря Ночи – Дэдшот, Пингвин и Ядовитый Плющ.

Вадим Григорьев.

1 комментарий »

  1. Рома Said,

    Май 30, 2012 @ 18:16

    Год первый интересное произведение,глубокое.
    Вадим,у тебя не будет ссылки на скачивание оригинальной истории Рас Аль Гула и других героев?
    Я в свое время искал историю Риддлера и не нашел.

RSS feed for comments on this post · TrackBack URI

Добавить комментарий