БАЙКИ НА НОЧЬ. Глава 1

Выполняю очень симпатичную заявку с фикбука. Серия баек-глав, каждая иллюстрирует определенную эпоху готэмского мифа. Человек с улыбкой (Джокер) – рассказчик, Каори (ОЖП) – слушатель, этим ограничены их роли. Истории не о них, а о Бэтмене, хоть это и не значит, что он обязательно каждый раз будет в центре повествования; круг злодеев и второстепенных персонажей будет меняться, как и жанр. И, естественно, будет меняться сам Человек – Летучая Мышь: от не имеющего проблем с убийством преступников линчевателя до добродушного и улыбчивого акробата в маске, от мрачного одинокого детектива до главы целого семейства сайдкиков разного возраста и пола…

Глава 1

Каори обеспокоенно смотрела на дверь, пока из другой комнаты слышались стоны. Когда раздались крики о помощи, она не выдержала.
— Необязательно делать это при ней…. – начала она, отважившись, наконец, открыть дверь, и тут же замолчала.
Крики раздавались из телевизора. Потенциальный труп (кто это, Каори даже примерно не представляла) лежал на полу с улыбкой на лице, но определенно был жив, поскольку дышал и даже вращал глазами.
Человек с улыбкой что-то чертил, сидя за столом, лишь изредка бросая взгляд на экран, будто это была не шестая часть “Пилы”, а обычная “мыльная опера”. Матильда мирно спала в своей кроватке.
Зеленые глаза, мгновенно прочитавшие страхи Каори, посмотрели со снисходительной иронией. Белая рука махнула, разрешая войти.
— Не спится?
Каори кивнула, опустив глаза, затем приблизилась к Человеку с улыбкой. Через три минуты подошла к кроватке и взяла на руки Матильду, после чего устроилась у него на коленях.
— Сказку на ночь, — произнесла она тихим, но решительным голосом, поглаживая каблуками сапожек белоснежные щиколотки — Для обеих.
— Что ж, это всегда можно, — пожал он плечами.
— Жил-был художник по фамилии Марлин, искавший идеальное лицо. Ни один из профессиональных натурщиков его не устроил, поэтому он начал ходить по улицам в поисках своего идеала. Днями и ночами бродил, и в итоге отважился заходить на улицы, куда разумный человек пожаловать бы не рискнул. Не раз и не два был побит и ограблен, и все же сдаваться не собирался. И однажды нашел то, что искал.
Идеальное лицо, так уж вышло, принадлежало бродяге и мелкому воришке, звавшемуся Фабиан. Художник привел его в свой дом, накормил, заставил принять ванну и побриться, после чего понял, что не ошибся: именно с такого молодого лица доброго и стопроцентно честного человека он и стал писать портрет.
Фабиан очутился, по его меркам, в раю. Марлин поселил его у себя в одной из комнат, кормил досыта и выдавал достаточно денег, чтобы гость ни в чем не испытывал нужды. Однако привычка – вторая натура, и вскоре художник стал замечать, что деньги в его бумажнике испаряются со странной скоростью, а из дома время от времени исчезают ценные вещи. Он решил выставить прочь неблагодарного натурщика, как только будет закончен портрет.
И наступил день, когда Марлин завершил свою работу и указал вору на дверь. Фабиан был взбешен, отрицал все обвинения, громко кричал о своей незаменимости и, наконец, потребовал отдать ему портрет. Поскольку картина было обещана одному известному мультимиллионеру-плейбою…
— Ему, — хитро улыбнулась Каори.
— Ему. Так вот, поскольку портрет был обещан, художник попытался вытолкать обозлившегося гостя за двери. Красивое лицо Фабиана исказила гримаса ненависти, и он, выхватив нож, трижды ударил благодетеля.
“Ты… — произнес, задыхаясь, умирающий Марлин. — Ты можешь обмануть мир своим лицом, но твой портрет покажет твою истинную сущность… твою злую душу! Пока ты будешь творить зло, твой портрет будет показывать его!”
Завернув труп в ковер, убийца притащил его в порт и бросил в воду. Он не знал о том, что все слышала жена художника, сидевшая, затаив дыхание от страха, в другой комнате. Она тут же поспешила в полицию, однако тело найти не удалось, от оружия Фабиан успел избавиться, и никаких улик против него обнаружено не было. К тому же, глядя на его идеальное лицо, никто, включая полицейских, не мог поверить в то, что этот человек способен на такое.
Негодяй забрал портрет, заявив, что Марлин продал ему картину, снял номер в отеле на украденные у художника деньги и лег спать, уверенный в том, что ему все сошло с рук. Когда же он утром проснулся, нечто в портрете привлекло его внимание.
“Странно, — подумал Фабиан, глядя на картину. — Выражение лица изменилось. У рта жестокая складка… в глазах коварство… Хотя нет, это всего лишь игра света и мое воображение”.
Полиция и впрямь больше не интересовалась им, поэтому преступник, войдя во вкус, стал действовать более дерзко. Он продолжал воровать, но также, надев маску, устраивал вооруженные ограбления, и не раз и не два кровь обагряла его руки. Стражам закона долго не удавалось напасть на его след – Фабиану дьявольски везло. Но после каждого злодеяния его портрет становился все страшнее: через три месяца он уже больше напоминал зеленого монстра с бешеными глазами.
“Значит, слова Марлина были правдой, — думал негодяй, смотря на картину. — Он показал меня настоящего… живого Джекилла-Хайда! Хах… Ну и что? Пусть портрет меняется – пока мое собственное лицо остается красивым и невинным, мне на это наплевать”.
И все же с каждым днем, стоило ему взглянуть на творение Марлина, его нервы сдавали все больше. Поэтому Фабиан решил продать картину тому самому мультимиллионеру, однако в последний момент спохватился, поняв, что это вызовет слишком много вопросов. Вместо этого он бросил портрет на свалке, вернулся домой, выпил два стакана виски и лег спать.
Открыв глаза, преступник замер: картина висела на стене, на том же месте, что и всегда. Но она вновь изменилась: лицо на ней опять было идеальным, без малейшей тени зла.
Фабиан медленно встал и, с трудом передвигая одеревеневшими ногами, подошел к зеркалу – какое-то предчувствие заставило его сделать это. Увидев свое отражение, он закричал от ужаса: на него смотрело зеленое лицо чудовища, ранее бывшее на портрете.
“Мое лицо… мое лицо! – вопил злодей. – Зло перешло с картины на мое собственное лицо! Проклятие Марлина сбылось, ведь это я убил его!”
В этот момент дверь открылась, и в комнату зашли вдова художника, комиссар полиции и молодой окружной прокурор, недавно занявший эту должность. Оправившись от удивления, Фабиан прикоснулся к своему лицу и понял, что угодил в изощренную ловушку.
Вдова Марлина не захотела мириться с тем, что убийца мужа разгуливает на свободе. День и ночь она тайком следовала за ним по пятам и после каждого злодеяния добавляла на портрет злые черты – для того, чтобы потом одним махом удалить их скипидаром. Зеленый грим на лицо Фабиана женщина нанесла, пока он спал, очевидно, предварительно чем-то одурманив.
Но была ли она сама автором и исполнителем столь причудливого плана или же ей кто-то посоветовал и помог? Этого преступнику узнать было не суждено.
Фабиан метнулся к окну и вскоре забрался на крышу. В этот момент он услышал звук, похожий на шелест плаща, и увидел метнувшуюся к нему черную тень. Обезумев от страха, негодяй отважился прыгнуть на другую крышу, и это была последняя его мысль. Стоило ему сделать прыжок, как шелковая веревка оплелась вокруг его шеи, и та хрустнула, как гнилой фрукт.
Упав вниз, труп приземлился в одном из бесконечных мусорных баков Готэма. Всем, кто хорошо знал Фабиана, казалось, что это подходящий для него финал.
— Но ведь… он не убивает… — задумчиво сказала Каори, помолчав немного.
— Сейчас не убивает, а когда-то… кто знает? Все мы прошли долгий путь, неоднократно менялись…
— Вот теперь я точно не усну.
Он хохотнул.
— Что ж, попробуем что-нибудь более легковесное…

Вадим Григорьев.

1 комментарий »

  1. Коля Логан Said,

    Март 30, 2016 @ 09:17

    Интересно… 😕

RSS feed for comments on this post · TrackBack URI

Добавить комментарий