НОВАЯ ЭРА. Глава 56

Глава 56. Ночь смерти

По пустынным улицам маленького городка двигалась странная процессия.
Впереди шли полдюжины человек с разнообразным оружием – от автоматов до вил. Затем пятеро мужчин в причудливых костюмах несли горшки с орхидеями. Наконец, последними были четверо здоровяков, несущих небольшой деревянный трон, на котором расположилась рыжеволосая красавица в зеленом костюме.
— Освальд, — недовольно произнесла она, взглянув на цветок, который нес невысокий толстячок. – Сколько раз я говорила тебе вовремя поливать каттлею? А ты забыл. Опять!
— Прости, Памела, любовь моя, — безвольно произнес несший орхидею. – Все для тебя.
— Это правильно, все для меня, — довольно кивнула Памела Айсли. – Ровно через полдня я доставлю вас, мальчики, в штаб генерала Армстронга, получу награду, звание и свой личный отряд рабов, которые будут до гроба ухаживать за моей новой теплицей, поскольку именно она будет для них работой.
В упор не пойму, почему вы вздумали бунтовать. Новый режим дает таким, как мы, кучу преимуществ. А вы вместо того, чтобы ими пользоваться, решили играть в революционеров. Ну и доигрались. В отличие от вас, лузеров, я преуспею при любом режиме.
Тут она вспомнила свою беседу с Первой леди, и ее затрясло. Однако рыжеволосая постаралась быстро переключиться с воспоминаний на более приятную нынешнюю реальность.
В этот момент в горшок, который нес человек в зеленом костюме с вопросительными знаками, врезался мячик для гольфа. Памела вскрикнула, как будто ее пырнули ножом.
— Недолет, — громко объявил веселый голос.
Другой мячик разбил горшок в руках толстяка.
— Перелет, — констатировал факт все тот же голос.
— Что происходит?! – рявкнула Айсли. Тут же третий мячик сильно ударил ее по голове.
— А вот теперь попал, — объявил белокожий в фиолетовом костюме с крыши одного из ближайших одноэтажных домиков. В руках он вертел клюшку для гольфа.
Памеле показалось странным, что ее давний недруг выглядит намного моложе, чем тогда, когда она видела его в последний раз, однако она быстро отбросила эту мысль, сосредоточившись на более насущном.
— Убить! – приказала она идущим впереди с оружием.
Не успела она закончить, как послышалась автоматная очередь, и ее телохранители упали замертво. Процессию окружили десяток вооруженных людей с выкрашенными белой краской лицами.
— Не могу отказать себе в удовольствии устроить эффектный выход, — белокожий отвесил театральный поклон и быстро спустился с крыши.
— Защищайте меня! – велела рыжеволосая оставшимся в живых слугам. Пятерка в причудливых костюмах, поставив на землю еще целые цветки, вышла вперед.
— Да, Пэмми, — с притворным уважением кивнул человек в фиолетовом. — Твой талант превращать стадо баранов в стадо баранов мне известен. Только я не люблю, когда бараны блеют в унисон. У каждого барана должен быть свой голос.
С этими словами он швырнул один шарик с газом перед вышедшей вперед пятеркой, а второй запустил в несших трон. Эффект был почти мгновенным: на лица пятерки вернулось осмысленное выражение, здоровяки, несшие трон, отпустили его, и бывшая хозяйка очутилась на земле.
— Держите ее, пока не сбежала! – рявкнул белокожий.
Памела не собиралась сдаваться без боя, уложив ударами ног двух устремившихся к ней громил, однако третий схватил ее сзади, и тут она уже ничего поделать не смогла.
— Вот она, ирония судьбы, Пэмми, — улыбка стала довольной. — Ты не понимала этого тогда и не понимаешь сейчас, через столько, я даже не знаю и не хочу знать сколько, лет. Можно держать мужика в узде, но стоит узду ослабить и… эх! Вы двое! А ну пошли где-нибудь лопаты добыть!
Двое битых Айсли здоровяков без возражений убежали и вскоре вернулись с лопатами.
Белые пальцы щелкнули. Громилы начали копать.
— Это он или не он? — тихо спросил Тетч Крейна. Увы, недостаточно тихо.
— Я – это он версия 2.0, — довольно объявил доппельгангер. — Мне нравится, как вы все говорите “он”, боясь произнести имя всуе.
— Ты – это клон. Его молодой клон, — с отчасти равнодушной отвагой произнес Нигма. Бешеные зеленые глаза уставились на него, но он выдержал взгляд.
— Верно, умник. Я – это новая, улучшенная версия. Я – это будущее.
А вот вы – прошлое. Постарели, разжирели, небось даже семьи завели. Ничего, это мы поправим.
Он кивнул здоровякам, которые тут же прекратили работу.
Белые пальцы щелкнули – и третий громила принес и усадил в яму отчаянно сопротивляющуюся Памелу. Двое с лопатами начали яму засыпать.
Вскоре на поверхности осталась лишь рыжеволосая голова.
— Ты… ты заплатишь за это! – рычала она.
— Пэмми, — подошел доппельгангер. — Ты нежный, но жизнелюбивый цветок. Ты прорастешь, я не сомневаюсь. Однако, чтобы цветок не погиб, его надо поливать. Поэтому я окажу тебе неоценимую услугу.
И, расстегнув ширинку, он приступил к тому, от чего каждый из пятерки как минимум поморщился.
— Слушайте внимательно, — воспользовавшись тем, что “спаситель” отвлекся, Нигма старался говорить тихо, но так, чтобы его слышали четверо остальных. — Насколько я знаю, побороть мозговую проблему с клонами в рамках ни одной программы пока что не вышло. Как бы идеально не удавалось воссоздать тело, мозг – совсем другая песня. То есть это не просто молодой он, это в два раза более тупой и дегенеративный он. Может быть, и в два раза более злой.
Между тем двойник закончил дело и застегнул ширинку.
— Вот теперь мой цветочек полит, — довольно объявил он и громко захохотал.
Памела молчала, закрыв глаза. Как бы ни были злы на нее старые знакомые, в этот момент они испытывали к ней лишь жалость.
— А теперь вы, — подошел к ним скалящийся клон. – Мне надо знать, можно на вас положиться или следует сразу пустить в расход. Проверим, умеете ли вы еще убивать.
Белые пальцы щелкнули.
Двое подручных с белыми лицами притащили человека в простом сером костюме, твердящего, что ему надо на работу. Еще один вручил толстяку зонтик.
Вздохнув, Освальд приставил к голове жертвы свое причудливое оружие и нажал на кнопку.
— Один игрок в нашу сборную зачислен, — констатировал оскал.
Нигме вручили его стреляющую трость, и он тоже, вздохнув, нажал на кнопку.
— Игрок номер два. А-ха-ха-ха, я сделал так специально, чтобы позлить тебя, Харв. По идее вторым должен был быть ты, а так станешь третьим.
Человек с наполовину изуродованным лицом получил в руки револьвер. Достав свою монету, он подбросил ее.
Доппельгангер поймал монету на лету, повертел в руке и вручил экс-прокурору.
— Злая сторона. Убивай, — кивнул он.
— Так нечестно, — покачал головой наполовину изуродованный. — Решает судьба.
— Решаю я, — произнес не терпящий возражений голос. — С этого момента для вас всех все решаю я. Я ваша судьба. Моя предыдущая несовершенная версия была снисходительна к вам. Как бы уважала ваши личные психозы. Не я. Стреляй.
Немного помедлив, Дент нажал на курок.
— А как я? – поинтересовался Крейн, когда привели его жертву. — Мои методы несколько…
— Концентрированная доза, — приказал доппельгангер. — Чтобы сердце остановилось от страха как можно скорее.
— С тобой будет быстрее, — посмотрел он на Тетча. — Своему прикажешь, чтобы он перерезал себе горло.
— Что ж, — объявил белокожий клон, когда тесты были закончены. — Вот у меня и имеется небольшая гвардия способных убийц почти пенсионного возраста. Завтра мы пройдемся по этому городишке и убьем всех. Он считает, что мы должны освобождать граждан. Вот мы их и освободим – от их жалких никчемных жизней. А сейчас мне пора на встречу в верхах.
— Денек был еще тот, — произнес Нигма после царившего минут десять молчания. — Но пока что остается один вопрос – кто пойдет выкапывать Памелу? Это при том, что он точно убьет, если узнает. Будем тянуть жребий?
— Не будем, — процедил приглушенный голос. — Я пойду. Ненавижу эту рыжую дрянь, но его… Никто не имеет права влиять на судьбу. И если он думает, что я его боюсь…
— Никогда не думал, что это скажу, — вздохнул Тетч. — Но лучше был бы… наш… чем этот…
В этот момент за его спиной послышались аплодисменты и намного более знакомый хохот.
— Я почти прослезился, — объявил Человек с улыбкой. — Не думал, что вам будет так сильно не хватать меня.
— Опять чертова шутка, — прорычал экс-прокурор.
— Мой варварский клон? Да, он большая шутка. Хоть и не мной инициированная, но в данный момент именно моя. Производит впечатление, правда? Привел вас в чувство немного. И, в отличие от меня, если ему всадить под ребра нож, он умрет. Пусть эта мысль утешает вас перед сном. Но от этого вам придется воздержаться, он мне пока нужен.
А пока что мне пора на ту же самую встречу в верхах, поскольку я там председательствую. Или вы, дети, хоть на секунду подумали, что я позволю вести игру каким-то там клонам? А-ха-ха-ха!
Удаляясь через межпространственный портал, он швырнул Тетчу маленький предмет.
— И вы даже сможете наблюдать, — объявил Человек с улыбкой на прощание.

— Джервис, ты уже разобрался с этой штукой или тебе помочь? – поинтересовался Нигма.
— Почти, Эд, почти… вот!
На фоне ночного неба появились три голографических экрана. На одном была красивая блондинка, на другом – честно ненавистный жителям Аркэмвилля доппельгангер.
Им пришлось подождать еще пару минут – и на третьем экране появился Человек с улыбкой.
— Прошу прощения за опоздание, — он развел руками. — Но это вы там развлекаетесь. А у меня самая трудная задача – укладывать Мышкину дочь спать и рассказывать ей на ночь сказку. При всех ваших талантах, друзья, с этим не справился бы ни один из вас.
Однако вернемся к нашим делам. Сегодня особенный день. Должен быть нанесен синхронный удар по семи оставшимся основным военным базам. Изабель?
— Все готово, — улыбнулась блондинка. — На базы А2 и В1 ракеты нацелены. Твой приказ – и они станут историей. База В2 заминирована. В данный момент мы с генералом летим оттуда на вертолете, уже удалились на безопасное расстояние.
— Неужели ты не смогла б все сделать сама? Зачем тебе понравилась новая живая игрушка? Неужели по вкусу пришелся? – злобно осклабился зубастый рот.
— Как женщина опытная могу сказать, что Армстронг вырос достаточно качественно, — довольно кивнула Изабель. – Но не в этом дело. Он просто поле для исследований, и чипы Тетча дали ключ к его глубочайшим воспоминаниям. Позавчера мы всю ночь проговорили о его отце. Вчера – о его матери. Сейчас он валяется у меня в ногах без каких-либо чипов. Если в завоеванном нами мире еще будет существовать наука, я напишу о нем диссертацию.
— Будет, — уверил Человек с улыбкой. – Просто защититься будет проще. Теперь ты, брат мой. Все ли готово для атаки на базу С2 этой ночью?
— Все готово, — доложил клон. — Они несколько размякли, но порох в пороховницах еще есть. Сделаем.
— Отлично. Не сомневался в тебе. Теперь я. За мной три базы. Как я это сделаю, вы, возможно, хотите знать?
На экране появилась девушка, которая, медленно поднявшись в воздух, тепловым зрением сожгла наступающий отряд. После этого орда скелетов напала на второй отряд, буквально пожирая противников.
— Комбинированное оружие массового поражения, — улыбка стала довольной. – Мое личное изобретение. Я сначала убил ее родителей, потом дал все возможные суперсилы, и теперь она служит мне в компании этих симпатяг. А еще не все верят в сказки. За ней две базы. А за мной – последняя.
Он очень быстро разделся по пояс и взял в руки бритвы. В прежде жизнерадостном взгляде зеленых глаз появилось нечто такое, от чего вздрогнули и Изабель, и клон.
— Сегодня знаменательная ночь, — произнес какой-то совсем другой голос. — Будет убито очень много людей. Жены останутся вдовами, дети сиротами, но в большинстве случаев жены и дети будут убиты тоже, поэтому слезных трагедий будет минимум. И я получу от нее не меньше удовольствия, чем любой из вас.
Завтра мир будет другим. Завтра любой служащий режиму военный наконец-то поймет, что ему лучше найти другую профессию. Лучше снять форму, надеть костюм и изобразить того, кто ходит на работу. Иначе у него не будет ничего и никого.
И всю работу делаем мы. Не герои. Не Уэйны. В данный момент и нынешний свергнутый президент, и его безмерно уважаемый родитель находятся под нежной опекой любовей их жизней, которые в свою очередь слушают намного более важного мужчину в их жизнях – меня. Сегодня им приказано уложить свои половинки пораньше, чтобы вдруг не стали путаться под ногами.
Уэйны… милые благородные люди и иногда для чего-нибудь годятся, но эта работа не для них. Они не смогут во имя мира вырезать семьи противника с детьми. Поэтому мира им не видать, только бесконечные попытки. А нам мир нужен с одной попытки.
Война – это зло. В военное время люди привыкают к смерти. Во время войны убийство посреди бела дня – это рутина. В мирное время это событие. Поэтому я всегда был за мир.
И мы не жертвуем душами. Принципами. Или чего там еще. У нас их нет. Мы получаем удовольствие. От процесса, от результата.
Мы рождены для жизни. Все, кто против нас, — для смерти.
Сегодня ночь смерти. Рассвет безумия впереди.
А теперь – то слово, которое вы ждете. Приступаем.

— Все же – кто из них хуже? – задумчиво произнес Тетч. – Наш или этот клон? Клон, может, и брутальнее, но он в Наполеона не играет.
— Даже не в том дело, — уверил его Нигма. — Клон искренне жесток и груб, он не раздумывает. Наш манипулирует всеми, в том числе своей психикой, – видел, как он из себя раз и зверя достал? Тут годы тренинга и годы планирования. Нет, клон не в своей лиге, и это к лучшему.
Но тут еще и другое. Меня поразило тогда, что Селина не боится оставлять с ним родную дочь. Теперь я, похоже, понимаю, что она имела в виду. Женщины в этом плане соображают быстрее…
— А ну встали! – услышали они голос доппельгангера. – Наступаем!

— Это какой-то тест? — поинтересовалась Хелена.
— Не совсем, — Каори разложила на столике оружие. — Выбирай, что тебе нравится, и попробуй с ним управляться.
— Для чего? Все равно хотите в киллеры готовить?
— Ага, точно, — невозмутимо кивнула Каори. — Сейчас в тебя введу программу и через десять лет ты будешь убивать всех по моему щелчку пальцев. Увы, не так. Он всего лишь велел определить, какая у тебя предрасположенность. В плане работы с оружием. В плане физических упражнений.
— Все же повторю вопрос: для чего?
— Для того, чтобы ты точно знала, какие именно движения надо делать, чтобы и поддерживать себя в форме, и получать удовольствие от процесса. Знала, с каким именно предметом тебе нравится тренироваться. И на Олимпийских играх во время соревнований по стрельбе пока никого не убили.
— Но Вы-то наверняка все движения знаете.
— Я знаю и с любым оружием обращаться умею. Но я посвятила этому жизнь. У меня никогда не было шанса на высшее образование, да и желания его получать тоже. А у тебя будет совсем другая жизнь, и на поддержание себя в форме в ней может быть не так много времени. Разве что этим всерьез займется твой отец, во что мы не очень верим. Так что лучше заранее определи, что твое. С кнутом у тебя получается, это семейное, тут он угадал правильно. А что-нибудь еще?
— Что ж… возможно, этот арбалет… прямо как тот, что прилагался к костюму на день рождения. Только я не очень знаю, как из него стрелять…
— Это поправимо, — с улыбкой уверила девочку Каори.
В этот момент открылся межпространственный проход. Белокожая фигура с окровавленными бритвами в руках ввалилась в комнату и в изнеможении упала на диван. Каори подошла, быстро забрала бритвы и взяла за руку Хелену, чтобы увести.
— Она останется, — произнес голос, постепенно становящийся нормальным человеческим.
Каори внимательно посмотрела в глаза Хелены – “потянешь?” Девочка кивнула.
— Я не могу сказать, что мне не нравится человечество, — задумчиво произнес Человек с улыбкой. — Ему не нравлюсь я, но это всегда было.
Человечество изобрело кучу вещей, которые мне нравятся. Красивую одежду. Вкусную еду. Кучу гаджетов, которыми пользуются все, кому положено и не положено. Кучу научных идей, которые при нужном напоре можно будет утилизировать. Наконец, оно изобрело кучу оружия массового уничтожения, которым можно воспользоваться – при желании.
И оно же подарило мне тебя. Тебя и твоего отца. Конечно, в первую очередь его.
— Не сомневаюсь, что именно в такой очереди, — кивнула Хелена.
— Опять же, не скажу, что ненавижу человечество. Но перерезать глотки мне нравилось с подростковых лет. Это было просто… мое. А твой отец… мне по-своему помог. Загадочный ночной мститель, гроза преступного мира. Да его тайная личность вычислялась элементарно. Но ведь никто не объявил миру, что это Брюс Уэйн?
— Вы помогли, я знаю.
— Я лично проследил за ним до момента визита на Преступную аллею. Это было до “Ace Chemical”, до красного колпака. Несколько намного более мелких семей, чем Фальконе и Марони, звали их Бронски, Сол и Валестра, объявили награду за его голову, поскольку он за пару недель почти полностью уничтожил их бизнес. Тогда для него и начали западни устраивать. Но я действовал не так. Дал паре контактов в полиции достаточную сумму, чтобы мне дали возможность попасть в кабинет Гордона – он тогда лейтенантом был и тоже поисками Мышки занимался. Список его подозреваемых я позаимствовал и решил его отработать.
Поначалу думал просто убивать по одному из подозреваемых в неделю, а потом выжидать, не прекратятся ли ночные подвиги вершителя правосудия. Потом решил потратить на каждого из них по дню – прогуляться за ним, присмотреться.
Он был в списке третьим. Подобраться к нему, конечно, было намного сложнее, чем к другим, но фортуна улыбнулась мне. В тот день ближе к вечеру он вышел из поместья и пешком направился на Преступную аллею. Долго стоял и смотрел в одну точку на улице, затем положил туда две розы. Тогда я и понял, что это именно он. Нажать на курок было проще простого… но я почуял, что он может мне пригодиться.
Что я сделал после этого с объявившими награду за его голову? Убил их всех, со всеми их семьями. После этого некоторое время никто не пытался следовать их примеру.
И он мне все эти годы по-своему помогал. Усложнял процесс с каждым разом. Но и я учился вместе с ним. На его Бэтмобили я отвечал Джокермобилями. Он изобрел пояс – я ответил своим. Он стал жестче с преступниками – я начал снова убивать. Он стал по-настоящему зверской грозой криминального мира – я прострелил позвоночник одной из его главных помощниц и забил ломом его приемного сына. То есть… процесс шел.
— А потом Вы решили стать им. Как миллиардер, — вмешалась в монолог Хелена.
— Примерно. И это оказалось не так сложно. Всего лишь найти кучку богатых идиотов, считающих, что они хитрее других. Что именно они достойны править. Обобрать их до нитки и прикончить. А дальше деньги начинают делать деньги, просто надо следить, чтобы твои ручные финансисты не воровали слишком много, и убивать их, если это случается.
В этот момент в комнату зашла Каори, принесшая бокал шампанского и тарелку с бутербродами. Человек с улыбкой одним глотком осушил бокал и закусил.
— Скольких сегодня убили? — тихо спросила Хелена.
— Больше, чем за весь последний год. А если брать всех, кто этой ночью стал историей по моему приказу, то, наверно, больше, чем за последние лет пять. Но это поворотный пункт. Теперь наш враг должен сделать следующий предсказуемый ход.
— И какой же?
— Он решит, что единственный выход – взять все в собственные руки.
Тут белокожий отложил тарелку, откинулся на диван, закрыл глаза и заснул.
Хелена долго понаблюдала за абсолютно безмятежным сном существа, только что собственноручно вырезавшего далеко не одну сотню людей.
“Наверно, в жизни должны быть вещи, которые не поймешь никогда”, — подумала она и, взяв бутерброд с тарелки, пошла в свой номер.

Вадим Григорьев.

1 комментарий »

  1. Ам Said,

    Июль 18, 2019 @ 21:07

    Ну что там с фанфиками как с врагами всех побидел.
    Ужас я тут один сторожил остался.

RSS feed for comments on this post · TrackBack URI

Добавить комментарий