ГИДЕОБРИЯ. Глава 4

Глава 4. Кто на самом деле Гидеобрия

Это случилось довольно давно. До последней войны. До рождения Матильды. До того, как большинство населения планеты поверило в то, что того, кого привыкли звать Джокером, практически никогда не было, за исключением лишь первых нескольких лет его существования.
Человек с улыбкой преследовал тогда очень конкретную цель – войти в состав суперзлодейской организации “Свет”, тайно правящей Землей. Требовался начальный взнос и в виде денег, и в виде научных разработок – то и другое можно было добыть в глубоко засекреченном Ви-Центре. Поэтому белокожий хитрец сначала пробрался туда сам в качестве безвольного пленника, а затем привлек туда верную помощницу Каори.
Его финальный ход был красив, как и все, по мнению Каори, изобретенное им с начала их близкого сотрудничества и всего остального. Привлечь к себе все внимание Темного Рыцаря Готэма, вызвав его на очередной смертельный поединок, а в это же время выпустить всех нужных ему преступных ученых Ви-Центра под руководством новоявленной героини-мстительницы. Естественно, именно ее он назначил на эту роль.
— Что дальше? – спросила Каори его тогда.
— Изобрети себе героическое имя и героический костюм. Время на это пока есть. Будешь выводить из здания людей, спасая от маньяка.
— Гидеобрия.
— Чего “Гидеобрия”?
— Мое героическое имя. А насчет костюма еще подумать надо.
— Почему Гидеобрия?
— Потому что такого слова нет в Интернете. И звучит красиво.
— Логично…
— Я придумала костюм, — проинформировала его Каори немного позже.
— Отлично. Ну?
— Сине-зеленое трико, можно сказать, цвета морской волны. Сапожки такого же цвета. Синий плащ с белыми звездами. Небольшая черная домино-маска. Все.
— А пояс?
— Он вроде пока ни к чему получается.
— Пока… Хм… А что если… — на его лице появилось задумчивое выражение, затем улыбка стала хитрой, и, наконец, он залился радостным хохотом.
— Просто одна идея возникла, — объяснил белокожий властелин Ви-Центра, вдоволь насмеявшись. — Это, конечно, может стоить… но задумка забавная.
— Костюм-то я придумала, но кто сможет сделать его тут и сейчас? – поинтересовалась Каори. – Сколько у нас времени? Час? Полтора?
— Пусть это тебя не беспокоит. Ты не поверишь, на какие трудовые подвиги способны люди, которые хотят выйти из этого здания живыми.
— А по нам ракетами случайно не бахнут, после твоих угроз?
— Не бахнут. Во-первых, мы не так далеко от Вашингтона. Во-вторых, множество людей в здании и в округе. В-третьих, у них нет никаких доказательств того, что боеголовки у Ви-Центра действительно есть, а я, как известно, сумасшедший. В-четвертых, переговоры я не заканчивал. Волноваться не о чем. Займемся пока твоим костюмом, — он уселся за ноутбук, вывел на экран изображение с одной из камер и застучал по клавишам.
Человек на экране, сидевший за столом и смотревший в монитор, через минуту повернул голову к камере, кивнул и быстро ушел.
— Але и ап, — пальцы щелкнули, а улыбка стала довольной. — Если усесться в правильном кресле, в этом центре может быть очень даже комфортно. Жаль, долго это не продлится, но в этом и идея. Что ж, мне пора опять развлекать публику.
Выключив камеру через полчаса выступлений перед всем миром, он посмотрел на Каори. Кивнув, она пошла к мини-буфету. Достав оттуда хлеб, масло, сыры, икру, половину жареной индейки и ананасы, за 20 минут приготовила вполне приличный обед, затем открыла новую бутылку шампанского.
“Неужели я первая в мире девушка с оригинальным героическим именем, готовящая поесть психопату-убийце?” – думала она при этом.
— И что должна сделать Гидеобрия под видом спасения людей из здания? – поинтересовалась Каори во время трапезы.
— Для начала уйти отсюда сама, не вызвав сильных подозрений. Маленькая Мышка будет в числе эвакуирующих людей из центра – ничего более важного он ей не поручит, по крайней мере, пока на арене я. Воспользуешься этим, только заранее придумай хотя бы минимально правдоподобную легенду, почему ты тут. Не такую, какой бы поверил он, – он будет моим все это время, – а какой бы поверила она. Есть существенная разница.
Каори кивнула.
— Во-вторых, вывести всех нужных людей. Та самая шестерка, чьих детей я инфицировал. У каждого из них будет очень-очень ценный груз – маленькая флешка с информацией о здешних исследованиях. Каждую флешку ты сможешь отследить с помощью вот этого, — он протянул Каори устройство. — Как только все члены великолепной шестерки доберутся до своих населенных пунктов и разойдутся по домам, тебе надо будет нанести каждому из них визит. Во-первых и в-главных, забрать флешку у каждого. А дальше – как захочешь: можешь убить его или ее со всем семейством, а можешь сказать, шприц с каким номером вылечит ребенка. Их судьба меня не интересует, хотя, зная тебя, выбор кажется очевидным.
Тут он отвлекся, чтобы ответить на появившееся на мониторе сообщение.
— Между тем, твой костюм уже готов. Я заберу его сам, видеть тебя им ни к чему…
Изучая надевшую свой новый наряд Каори, Человек с улыбкой довольно осклабился.
— Только один момент. Ты ведь никогда раньше всерьез не дралась в костюме с плащом, так ведь? Наши игры в спальне не в счет.
Каори кивнула.
— В этом случае, если придется вступить в бой сейчас, тебя могут ждать сюрпризы.
— Под плащом я спрячу меч, потому что Мыши такого рода оружие очень не жалуют. А к сюрпризам… думаю, я готова.
Двадцать минут ушло на то, чтобы собрать “великолепную шестерку”. Еще десять на то, чтобы добавить к ним нескольких запомнившихся ей в Ви-Центре людей.
Каори вела свою группу к выходу, лично проверяя каждый коридор до того, как туда зайдут подопечные. Такая предусмотрительность оказалась не лишней: когда до выхода оставалось всего три коридора, она обнаружила двоих Сумраков, юных смертоносных слуг Ви-Центра. Рядом с ними лежали три трупа – очевидно, те, кто пытался покинуть здание.
Каори без раздумий атаковала двоих сразу. Сначала казалось, что преимущество на ее стороне: ей удалось быстро сбить с ног обоих. Проблемы начались тогда, когда она начала доставать меч, чтобы закрыть вопрос.
Тот Сумрак, к которому Каори повернулась спиной, схватил ее за плащ и резко потянул. Падая назад, она, не оглядываясь, заехала ему локтем в зубы и нанесла задний удар ногой наугад. Таким образом ей удалось восстановить равновесие.
Каори развернулась к нападающему, но в этот момент второй Сумрак набросил плащ ей на голову, притянул к себе и от души заехал по лбу коленом.
У Каори пошли из глаз искры, но все же свидание с коленом позволило ей определить, где находится пах противника, и со всей силы врезать туда.
Достав, наконец, меч, она отсекла обоим противникам головы и, спрятав оружие, оттащила трупы в ближайший туалет.
“Я в последний раз надеваю плащ, направляясь куда-либо, кроме спальни или костюмированной вечеринки”, — мысленно поклялась себе Каори и повела дальше свою группу.
— Это я, Ю Ли, — быстро проинформировала она торчавшую у выхода Мышку, чье настоящее имя, как она знала, было Стефани Браун. Они успели немного подружиться в Готэме, пока Человек с улыбкой гостил в Ви-Центре. — Как всегда, помогаю, чем могу. Эти люди – очень талантливые ученые, которым не повезло согласиться здесь работать.
— Что ты здесь делаешь? – юная героиня была не на шутку удивлена.
— Мой приемный отец исчез полгода назад. Сначала он говорил, что нашел новую работу и сможет, наконец, прокормить нас всех, но потом… просто пропал. Хотя деньги продолжал присылать. А поскольку он психиатрией занимался, причем самыми сложными случаями, то я подумала…
— Значит, ты его искала. Когда спрашивала про Джокера.
Каори кивнула.
— Почему ж ты не сказала сразу?
— Потому что он мог работать на Джокера или на тех, кто его похитил. Его могли заставить – любого можно заставить, если у него есть семья. И я думала, что если я его тихонько вызволю… то, что бы его ни заставляли делать… об этом никто не узнает.
— Это я могу понять, как никто другой, — кивнула Мышка, явно погрустнев. — Только моего отца никто не заставлял… он сам вышел на преступный путь… и так и не решил вернуться.
— Прости, я… не хотела затронуть такую струну…
— Да ничего, все нормально.
— А потом он прислал сообщение, указав, где он находится и как сюда можно проникнуть.
— И ты смогла найти его, в этом центре?
— Да, я нашла. Он покинул Ви-Центр пятнадцать минут назад. Только что написал, что будет ждать меня в Готэме.
— А ты себе придумала очень неплохой костюм, — оценила Мышка взглядом наряд Каори.
— Спасибо. Мне показалось, что так будет больше шансов выжить. Джокер легко убивает обычных людей, но с теми, кто в костюмах, он любит играть.
— Это верно… Может, ты и имя придумала?
— Гидеобрия.
— Почему Гидеобрия?
— Потому что такого слова нет в Интернете. И звучит красиво.
— Не могу не согласиться, — кивнула Мышка. Каори же, не выдержав, перешла к наболевшему.
— Как вы вообще можете драться в этих плащах?!
— Практика, — довольно улыбнулась мстительница, радуясь возможности хоть где-то застолбить свое превосходство. — Есть даже целый ряд приемов, которые можно исполнить именно с плащом. Как-нибудь найду время – покажу.
Каори, тихо скрипнув зубами, кивнула.
— А когда доставят транспорт для спасенных? – поинтересовалась она.
— Автобус будет через… — мстительница посмотрела на часы, — минуты три, если ничего не поменялось. Ты сразу в Готэм?
— Да. Надо же проверить, что с моими.
— Понимаю. Еще свидимся?
— Все может быть. Удачи тебе.
— И тебе тоже.
Найдя укромное местечко, Каори переоделась в заранее припасенную обычную одежду, спрятала меч и костюм в сумку и села в автобус вместе с выбравшимися из Ви-Центра людьми.

Это был первый и последний раз, когда она публично исполняла роль героини Гидеобрии. Но память о нем осталась, и покровитель даже нашел изящный способ напомнить о нем – после того, как Каори подарила ему Матильду.
Он зашел в палату вскоре после родов в изысканном черном костюме и гриме. Ничто в его облике не могло вызвать каких-либо подозрений даже у самых прозорливых и наблюдательных.
Он небрежно бросил рядом с кроватью Каори три свертка. Первый она тут же развернула. Внутри были украшенные бриллиантами белые сапоги. На высоких каблучках, как всегда, имелись еле заметные кнопки, по нажатию на которые выскакивали ножи (столь же простой механизм позволял активировать оружие изнутри обуви).
“Подавайте ваши ножки, папочка принес сапожки”, — в уме прокомментировала Каори, взяв второй сверток. В нем была золотая тиара с жемчугом и изумрудами – красивейшая вещь, но с небольшим нюансом: по нажатию на кнопку-жемчужину она оснащалась острейшими золотыми лезвиями, мгновенно превращаясь в смертельное оружие в умелых руках.
“Значит, мои мысли о короне, когда мог, прочитал, запомнил и по-своему интерпретировал. Хорошо, что не позолоченный клоунский колпак преподнес, с него станется”, — подумала она, переходя к третьему свертку. В нем был изобретенный ею костюм Гидеобрии, но с существенными изменениями, заставившими наскоро сделанный в Ви-Центре наряд казаться лохмотьями. Сине-зеленое трико было сделано из лучшей итальянской кожи, а синий плащ со звездами – подбит мехом горностая. И ей с первого же взгляда удалось найти на обеих одеждах как минимум пять тайников для очень небольшого – в старые времена сказали бы дамского – холодного или огнестрельного оружия.
“Идея с костюмом, похоже, пришлась ему по вкусу, — продолжала размышлять Каори, лаская рукой плащ, как пушистого зверька. — Вопрос, что он с этим великолепием планирует делать дальше: только в пределах дома и вечеринок или же… Его-то бесполезно спрашивать”.
Еще раз, с довольной улыбкой, изучив подарки, она приблизилась к покровителю. Через три минуты отошла в сторонку, кивнув, чтобы не портить торжественность момента.

Статус признанной им (ничье больше мнение его, естественно, не интересовало) королевы при короле (в отличие от ее раннего статуса любовницы-телохранительницы-помощницы) принес свои плюсы. С того момента Каори позволялось практически все. Свой личный бизнес в виде разведения лошадей? Почему бы и нет? Сделать крестной дочери королеву Одри, правительницу страны Казния и очень (очень-очень) близкую подругу Каори? Да запросто. Участвовать в планах “Света” в качестве его личного агента, которому позволены самостоятельные ходы? Элементарно.
Однако о потенциальной карьере Гидеобрии пришлось забыть. Она несколько не соответствовала планам Человека с улыбкой относительно будущего их семьи.
И, тем не менее, Каори смогла найти выход для этого плода своего воображения. После того, как у ее дочери и Дэмиена Уэйна появилась Вакико, названная Матильдой в честь бабушки, которую она никогда не знала, молодые супруги частенько оставляли ее с Каори, поскольку много времени пришлось тратить на предвыборную кампанию будущего президента Уэйна. И королева при короле воспользовалась шансом, рассказывая внучке сказки на ночь о Гидеобрии, могучей воительнице, всегда восстанавливающей справедливость.
Догадывалась ли Каори о том, какую шутку сыграют смутные воспоминания детства с потревоженным амнезией мозгом ее внучки порядочное число лет спустя? Ни в коем случае.

Горящие потусторонним огнем зеленые глаза открылись в час ночи – точно так же, как они делали это уже несколько ночей подряд.
Для начала белокожий взглянул на спящую на соседней кровати Вакико. Он смотрел, не мигая, две минуты. Затем, задумчиво почесав зеленые волосы, вышел на улицу.
Внезапно нечто привлекло его внимание – афиша, объявлявшая о соревнованиях, проходящих в местном бойцовском клубе. Взяв листок бумаги, он хитро осклабился, прогулялся до кровати девушки и бросил его ей на одело. После чего телепортировался прочь.

Он уже давно присмотрел себе новое, соответствующее его настоящим вкусам, убежище в пентхаузе самой модной голливудской звезды, Джексона Кула. Переместившись туда, довольно наблюдал за плавающим в собственном бассейне окровавленным Кулом и его не менее мертвыми подругами по подобным плаваниям – вся работа была сделана им еще вчера.
Белокожий монстр быстро сменил свой грязноватый фиолетовый костюм на новый и безупречно чистый, затем долго приводил себя в порядок перед зеркалом. Далее нажал на обруч на руке, нацелившись на новые телепортические странствия.

Уже через полчаса в том же залитом кровью бассейне плавали четыре крупнейших медиамагната в Штатах, лишь начавшие понимать, что происходит.
— Это для того, чтобы вы прониклись атмосферой, — уверил их страшный клоун. — Если мое предыдущее телевыступление и могло вдруг показаться несерьезным, то, я уверен, сомнения уже рассеялись. Даже богатые идиоты вроде вас на этом этапе должны понять, что я настроен очень серьезно.
Теперь вы будете публиковать то, что я скажу. Бросать в телеэфир и социальные сети то, что я скажу. И начнем мы вот с этого.
Хозяин представления милостиво позволил его “гостям” выбраться из бассейна, вытереться полотенцем и взяться за брошенные им распечатанные листки.
— Но это же… — изумленно начал первый из полуголых магнатов.
— О да, это золото для таких, как вы, — оскалились белоснежные зубы. — Истории о грязных тайнах сильных мира сего. Позаимствованные из подвалов спецслужб. О величайших секретах легенд, о скрытых сторонах икон. Все самое тайное, самое черное и самое кровавое, что прячет в своих закромах эта великая страна. Теперь о них должны узнать все.
— Да… Это замечательный материал… в свое время я и впрямь назвал бы его золотым, — согласился второй магнат. — Но сейчас, когда страна только начала восстанавливаться из руин… я не думаю, что время предавать его огласке. Ведь последствия…
Зеленые глаза довольно блеснули.
— Будут абсолютно катастрофическими. Как колосс на глиняных ногах, страна рухнет, и я наступлю ей на горло.
И этот устроенный мною хаос пожнет новый игрок, объявлять которого пока что будет спойлером. А для чего он мне… вот это я раскрывать не буду точно.
Некоторое время все молчали, что клоуну не понравилось. Он посмотрел на первого из магнатов.
— Если же ты откажешься, — по полу покатилась голова куклы с выколотыми глазами. — То объяснишь как-нибудь своей маленькой Бонни, почему у ее любимого Пиклса больше нет черепа. Только так, чтобы она не плакала, я не люблю, когда дети плачут. Дети должны смеяться. Иначе, в моем мире, они быстро умирают.
Так что если не хочешь, чтобы голову Пиклса сменила голова Бонни, серьезно обдумай мое предложение. Все вы обдумайте. А сейчас я просто удалюсь, и то, что вы все поплавали в крови этого экшн-лузера и его наложниц, — исключительно ваша проблема. Расскажете, что вас сюда телепортировал и бросил чокнутый шут гороховый, и посмотрите, как на вас взглянут, ха. Ариведерчи.
По нажатию кнопки на ручном обруче зеленоволосый исчез.

Вернувшись к Вакико, он некоторое время размышлял. После чего почесал голову, немного порычал и еще раз телепортировался.

Каори мгновенно услышала сквозь сон знакомое дыхание и легко узнаваемые шаги, пытающие быть бесшумными – но не для нее.
Вместо того, чтобы включить свет или что-либо сказать, она просто отодвинулась, освободив место для партнера на большой кровати. Когда он устроился рядом, быстро обняла белоснежную шею.
“Я знаю, почему ты со мной на самом деле, сенсей, будь ты Джокер, мистер Николс, Тромп Меркюри или Оберон Секстон или кем бы ты еще не был в этот момент, — думала она при этом. — Потому что я умею молчать, когда стоит помолчать”.

Вадим Григорьев.

4 комментария »

  1. Ikki Pop Said,

    Март 21, 2020 @ 16:15

    — Почему Гидеобрия?
    — Потому что такого слова нет в Интернете.

    это пять!)))

  2. vadim Said,

    Март 22, 2020 @ 02:27

    Или десять. Так или иначе, это мое слово.

  3. Ikki Pop Said,

    Март 22, 2020 @ 23:25

    пять всмысле зачет, отличная деталь образа.

  4. vadim Said,

    Март 23, 2020 @ 03:11

    Каори идеальна во всем.

RSS feed for comments on this post · TrackBack URI

Добавить комментарий