ГИДЕОБРИЯ. Глава 23

Глава 23. Первый ход Бэтмена, который смеется

— Вот, Мартин, — обучал пожилой орнитолог своего юного протеже, усадив его в свое кресло. — Пора нам поговорить на более взрослые темы.
— Да, папа, — внимательно посмотрел на него мальчик. — А можно… я?
— Конечно, — низкорослый толстяк вручил Мартину большой цилиндр, который, стоило ему его надеть, тут же съехал, закрыв всю голову. — Потомственный цилиндр Кобблпотов. До него ты еще не дорос, но в один прекрасный день он будет твоим, как и все вокруг.
Он снял цилиндр с воспитанника и поставил его рядом на стол.
— Люди… люди – это не птицы, Мартин. Ты и сам знаешь это, хоть и еще молод. Они хитры, подлы и всегда готовы предать. И очень жестоки. Всегда готовы ударить в спину того, кто сильнее их. Всегда с наслаждением бьют ногой в лицо того, кто слабее их.
— Уж это я знаю, — понурил голову мальчик.
— Да, жизнь в приюте дала тебе свои уроки. Поэтому, увидев тебя в первый раз, я понял, что мы с тобой одного поля ягоды. Поэтому ты сейчас со мной.
Поэтому, я думаю, ты поймешь мой первый… действительно взрослый урок. Мы слабее других, поэтому для того, чтобы выжить, нам необходимо быть хитрее, умнее и безжалостнее, чем все сильные.
— Или просто умереть, дав дорогу эволюции, — после этого раздался жутчайших хохот, заставивший любителя птиц мгновенно присесть.
Из-за шкафа, за которым располагалась дверь в тайный проход, вынырнула зловещая высокая фигура. Черный костюм, ушастая маска – его можно было бы назвать Бэтменом, если бы не обруч с шипами на его голове, казалось, закрывавший глаза, и зубастый кровожадный оскал на лице.
Не мешкая, он подошел и положил похожую на когтистую лапу перчатку на плечо мальчика, который собирался, но не успел нырнуть под стол.
— Не так быстро, — произнес жутчайший голос. — Знаешь, Освальд, во всех многочисленных мирах, которые мне довелось повидать… и уничтожить… славный род Кобблпотов заканчивался на тебе. Даже без моего непосредственного участия. Ты то уродливое воплощение всех грехов своих предков, которое просто не может иметь потомство.
Поэтому брать из приюта… да, для тебя это единственный выход.
— Я знаю, кто Вы, сэр, — произнес пожилой орнитолог, стараясь, чтобы его голос не дрожал. — Когда Вы впервые у нас появились, и когда… вас удалось… обуздать… нас еще долго пугали… таких, как я… что Вы снова явитесь.
Одной рукой власть пугала нас, преступников, тем, что Вы можете освободиться, а другой рукой успокаивала простых граждан, что все на самом деле под контролем. Но ни одна власть освободить Вас не решилась.
Кто Вас освободил, я знаю. На этой планете есть только одно существо, у которого могло хватить безумия сделать это.
И я догадываюсь, зачем оно это сделало. Чтобы Вы воевали с ним. Так что Вы ошиблись адресом. Вам не ко мне. Вам к нему.
— Вот о нем я и хочу поговорить, — щелкнули острейшие зубы. — Я хочу в точности знать, почему он меня освободил. Прежде чем этот мир будет уничтожен. С Джокерами не бывает просто. Это я знаю на своем примере.
В этот момент темная фигура захохотала, согнувшись пополам, но захват, которым держала Мартина, не ослабила.
— Все, что я могу сказать, — это то, что он приходил ко мне совсем недавно, — постарался отвлечь чудовище от своего юного воспитанника бывший птичий гангстер.
— И что он велел делать? – заинтересовалась Летучая Мышь из ада.
— Велел возобновить мои давние криминальные связи… доить город… доводить его до нищеты…
— А зачем? Какова конечная цель?
— Я не спрашивал, да и какой смысл спрашивать, если он в любом случае соврал бы.
— Хорошо, — оскал немного изменился. — А что он тебе пообещал? Я слишком хорошо знаю Кобблпотов, чтобы понимать, что он не мог ничего тебе не пообещать.
— Он, — вздохнул Освальд. — Пообещал очень успешное будущее для Мартина… которое никогда не смогу устроить я сам.
— Ага, — довольно констатировал факт Бэтмен, который смеется. — Значит, разменную монету я изначально определил правильно. Этот задохлик.
Острый коготь провел по лицу сидящего в кресле перепуганного мальчика, оставив кровавый след.
— Пожалуйста, — любитель птиц встал на колени. — Я все сделаю, все расскажу, что знаю о нем… только отпустите Мартина… умоляю Вас.
— Нет, я думаю, все будет по-другому, — произнес полный адской злобы голос. — Я думаю, сейчас я ему просто оторву голову, чтобы ты понял, что я настроен серьезно. И ты в любом случае мне все расскажешь. А после этого ты найдешь в приюте другого такого же забитого, как ты в его возрасте. Которого всю его жизнь будут бить. На которого за всю его жизнь на посмотрит ни одна женщина…
— А теперь скажу я. Убери руки от птенца, ушастик, — произнес злобно-саркастичный голос за спиной Бэтмена, который смеется.
На один миг полностью потеряв самообладание, зловещая фигура резко развернулась в ожидании атаки.
Однако стоявший перед ней Человек с улыбкой, босоногий и в своем излюбленном фиолетовом костюме, проникший в кабинет через ту же потайную дверь, просто облокотился о стену и громко смеялся.
Воспользовавшись моментом, Мартин нырнул под стол, вылез из-под него, со всех ног понесся к двери и исчез за ней.
— Вот видишь, Оззи, — пояснил ситуацию новый белокожий гость. — Даже безмозглое животное, когда ему дает команду настоящий хозяин, реагирует подсознательно. В том числе безмозглое животное, считающее, что обладает богатейшим интеллектом.
— Господа… — церемонно произнес птичий гангстер, пятясь к выходу. — Я безумно рад, что вы нашли друг друга… Можете использовать весь кабинет, да и весь клуб, как считаете нужным, напитки в баре. А мы с Мартином пока пересидим пару часов в бомбоубежище…
Зубастый Бэтмен махнул рукой, — и возле глаз толстяка воткнулись в стену пять острейших бэтерангов.
— Следующий будет в шею, — предупредил адский голос, но прежней радости в нем уже не было.
— Оззи, останься, — попросил более дружелюбный белокожий. — В любом случае, ты ведь не планируешь жить вечно? Да и бомбоубежище тебя от нас двоих вместе взятых не спасет. И… ладно, открою спойлер. На самом деле никому в этой комнате, кроме ушастика, смертельная опасность не угрожает. Мое слово. Правильно, ушастик?
— Ну что, чудо, которое смеется ровно над одной шуткой? – поинтересовался Человек с улыбкой. – Причем над моей шуткой – иди изобрети свою собственную.
Интересно, если б я – ну тот, который был твоим моим “я” – изготовил бы другой вариант яда, который сделал тебя тобой? Например, вместо того, чтобы “Убить всех” было б “Обучить всю вселенную грамоте”. А? Ух, ты бы расстарался. Носился бы туды-сюды и всех учил. Принудительно, как ты любишь.
Суть от этого бы не изменилась. Ты просто робот, носитель доктрины, в которую тебя заложил я. Ну, тот я.
Очень Темный Рыцарь замер.
— Оззи, если ты хочешь отлучиться, то сейчас самое время… и помни о моей доброте, — быстро произнес Человек с улыбкой. Толстяк тут же унесся прочь.
— Нелегко быть рядом с настоящим патриархом, не так ли? – Человек с улыбкой присел рядом с устрашающим темным силуэтом. – Я привнес в тебя идею. Ты просто слуга. Ты ничто.
И, поскольку я в точности знаю, что будет дальше, я сейчас отойду на три метра.
Сделал он этот как вовремя, поскольку Бэтмен, который смеется, резко распрямился.
— Ты не тот, кто это сделал. На секунду у тебя удалось пробудить в моей голове знакомый голос, не спорю. Но… Тот Джокер убил в моей вселенной всех злодеев и всех моих близких. Я думаю, пора устроить то же и здесь. Но все же, пока я не приступил, меня интересует момент.
— Буду рад служить тебе, чадо бестолковое.
— Как ты вышел на такой уровень? Джокеры не так мыслят. И они всегда проигрывают.
— Чрезвычайно просто.
Бэтмен побеждает всегда, потому что у него есть план. Только вот один нюанс – у него есть военный план. Но у него нет плана на мирное время.
Что сделал я – так это просто оставил его в покое. Он был почти растерян. Первые два года думал, что я готовлю действительно масштабный план атаки. Когда же атаки не случилось, он уже и не знал, что думать.
Моя же атака шла на совсем другом уровне. Она проходила под знаменем “Что же произойдет, если суперзлодеи перестанут тупить?” Что если подключить наши безжалостность, совершенную аморальность и полнейшее отсутствие уважения к чужой жизни к достижению не безумных, а очень непростых, но рациональных целей? Надо, конечно, при этом обладать необходимой сноровкой и хорошо прятать лишние трупы, но это я всегда умел.
Мой друг здесь, мистер Куриные мозги, понял эту истину уже на ранних этапах. Но он, хоть и долгие годы оставался неприкосновенным благодаря такой политике, свел все к простому контролю над уличной преступностью. Гроши на уровнях мировых капиталов. Максимум, что он мог, – это поставить своего мэра. Потому что он был лишен того, чего у меня хватит еще на три поколения. Полета фантазии.
И ты знаешь, чего достиг я.
Бэтмен, который смеется, громко хохотнул.
— И все это скоро станет прахом.
— Но только не благодаря тебе, — Человек с улыбкой щелкнул пальцами, и из-за его плеча вышли два скелета.
— Эти куклы, которые бегали за мной, — злобно оскалился Бэтмен, который смеется. — Ты не ждал, что я кого-нибудь из них разберу в первую же ночь?
Я взломал их операционную систему и могу их разделить на отдельные части, как прямо сейчас.
Он нажал на кнопку на пульте, и тут же оба костлявых телохранителя Человека с улыбкой развалились на кости.
— Ой… как же это? – он тут же упал на колени. — Мой главный секрет разгадан! Я пропал! Я таю! Я таю!
А почему я не таю?
Белокожий резко поднялся.
— Потому что я не Ведьма из детской сказки, где Ведьму побеждают. – произнес уже другой запредельно злобный голос. — Я из той взрослой сказки, которую рассказывает сама Ведьма. Там… несколько другой финал.
И я не моя дочь – в этом ты был прав изначально, настаивая на встрече именно со мной. Это я понял в тот момент, когда в двенадцать лет заставил ее убить двух очень грешных людей и ни одного совсем ни в чем невиновного. И перед тем, как она перерезала горло третьему, я заметил в ее глазах сомнение. Всего на секунду, но… тогда я осознал, что есть вещи, которые, увы, не передаются даже генетически.
Убить виноватого может любой – все зависит лишь от личной заинтересованности и степени вины. Убить невиновного без малейшей причины – в этом всегда был особый флёр, как говорят французы. И лишь мы с тобой вдвоем в этом городе, да и на этой планете, понимаем, о чем идет речь.
Вот и в случае с тобой – все, что она могла придумать, это предложить тебе сделку. У меня же к Бэтменам, когда я их встречаю лицом к лицу… несколько другой подход.
Наш с тобой разговор будет совсем не таким, как у тебя с ней, и он будет очень долгим. А начнется он с вот этого. Мои бедные скелеты распались на части. Но ты не догадался, что после краха общей операционной системы каждая кость начнет работать автономно. И искать того, кто произвел крах, что легко отслеживается.
Внезапно поднявшись в воздух, кость одного из скелетов прилетела прямо к Бэтмену, который смеется.
Взрыв отбросил чудовищного Темного Рыцаря на несколько метров.
Полежав от силы секунд десять, он начал подниматься.
— Если ты думаешь, что… — тут же еще две кости прилетели и впились в его броню. Последовал в два раза более сильный взрыв – и противник улетел уже за пределы здания, пробив стену.
Тем не менее, броня его была все еще цела, и вскоре он опять начал подниматься.
В эту минуту Бэтмен, который смеется, увидел самого себя на многочисленных экранах, которые появились просто на небе. Это могло означать лишь одно – что на каждом из экранов телевизоров и мониторов этой планеты тоже присутствует именно он.
— Леди и джентльмены, — медленно приближался к нему оппонент в фиолетовом костюме, чей голос, казалось, слышался отовсюду. — Я Джокер, личный главный злодей Готэма. Я долгие годы отдыхал на честно заслуженной пенсии, просто наблюдая за тем, чтобы с нашим славным городом все было в порядке.
Но что я заметил с недавних времен? Горожан откровенно доводят до нищеты. Ростовщики-мафиози распоясались совсем. Каждый день какие-то непонятные взрывы, новые яды, внушающие страх и ужас.
Кто в этом может быть виновен?
В этот момент зубастый Темный Рыцарь встал на ноги – и заметил, что к нему прилетели уже четыре кости. Новый, еще более сильный взрыв – и хоть броня пока что оставалась целой, ему пришлось сбросить свой почти уничтоженный и горевший ярким пламенем пояс.
Человек с улыбкой воспринял это как хороший признак и продолжил наступление, не переставая вещать на весь город – и всю страну.
— И вскоре я нашел ответ. За всеми последними бедами города стоит оно. Вот это отродье, вторгшееся к нам из другой вселенной. Оно зовет себя Бэтмен, который смеется, и считает себя великим стратегом. Оно привыкло уничтожать миры так же, как он проделал это со своим. Но оно оказалось неготовым к маленькой особенности нашего мира. Можно назвать ее… Джокер, который думает. А-ха-ха, вот это шутка!
На этот раз десять костей – и очень мощный взрыв, после которого броня чужеземного Темного Рыцаря уже перестала казаться целой.
Между тем, несмотря ни на что, на улице начала собираться толпа. Вопреки всем опасностям, число желающих лично понаблюдать за таким спектаклем росло с каждой улицей, по которым продолжало ползти чудище из другого мира, за которым следовал явно вдохновлявшийся всеобщим вниманием противник.
— Граждане Готэма! – орал он во всю глотку белокожий, обращаясь к толпе. – Мальчики и девочки! Папы и мамы! Бездетные и разведенные! Геи и лесбы! Себялюбы и импотенты! Короче, все, один черт, в этом городе всех хватает! Подходите и снимайте! Или просто смотрите внимательно и запоминайте! Эту чертову штукенцию с шипами на балде! По ней вы сможете его опознать везде, потому что ее он никогда не снимет! Без нее он утратит свое дьявольское зрение!
В этот момент казавшийся поверженным враг поднял руку – и в толпу прилетели сразу несколько острейших бэтерангов, уложивших четверых зрителей. Остальные быстро попятились.
— Ах ты ж бесовское отродье! — объявил явно только того и ждавший Человек с улыбкой. — Ты нападаешь на беззащитных горожан, в то время как боишься выйти на бой с достойным противником. Что ж, кто-то напросился на порку!
Двадцать костей – и новый взрыв, от которого вылетели окна во всей округе и все присутствующие, кроме белокожего оратора, присели.
С трудом верилось, что после такого взрыва какое-либо человеческое существо может уцелеть, однако Бэтмен, который смеется, был жив. Однако в его броне были уже явные дыры, и для его оппонента это был четкий сигнал.
Человек с улыбкой быстро сделал себе в обе руки по уколу, сорвал фиолетовый пиджак, обнажив мускулистое белоснежное тело, взял в обе руки по куску острой металлической трубы из ближайшего мусорного бака и ринулся в бой.
Несмотря на кажущееся преимущество, он был быстро отброшен – противник был определенно знаком с боевыми техниками намного лучше его.
Не желая сдаваться, Человек с улыбкой швырнул во врага две гранаты, сам же укрылся за ближайшим баком. Как только прозвучали взрывы, он предпринял еще одну попытку.
На этот раз обмен неистовыми ударами был более долгим. Закончился он все тем же – “защитник Готэма” улетел прочь от мощного удара ногами. Но на этот раз его улыбка была триумфальной, и в его руках были два острых куска собственной брони Бэтмена, который смеется.
Сделав себе еще два укола, окончательно озверевший противник вновь атаковал Летучую Мышь из другого мира, используя уже его металлы. И результат не заставил себя ждать: использовав из последних сил хитрый прием, истекающее кровью существо в шлеме с острыми шипами отбросило противника, само помчалось к мосту и прыгнуло с него вниз.
— Фух, — поднялся на ноги тоже украшенный многочисленными ранами Человек с улыбкой. Впрочем, его раны начали заживать прямо на глазах у всех.
Он подошел к стене ближайшего дома, облокотился, достал из кармана электрошокер и от всей души шарахнул самого себя током. После чего рухнул на землю, но быстро встал на ноги.
— Проблема с Бэтменами, — громко заявил он, — всегда в том, что во время драки они все время пытаются установить на тебе отслеживающие устройства. У этого их было…
Он быстро осмотрел валяющиеся перед ним маленькие дымящиеся частички металла.
— Восемь… за полторы минуты битвы от силы. Почти мировой рекорд!
И он громко захохотал.
— Давайте держать это между нами, — он попросил постепенно возвращающуюся толпу. — Я человек скромный… А черт, я забыл. Это же транслировалось на весь мир. Ну и ладно. Скромность еще никого на самом деле не украсила. Так и быть… сегодня я спас Готэм. И пусть это знают все.
Толпа зааплодировала.
— Спасибо, спасибо, спасибо… А ну все перестали хлопать! Вот так-то лучше.
Я провел тут в целях безопасности несколько не совсем безопасных взрывов… Но ведь от них никто не пострадал, не так ли? Пострадали только горожане, раненые дьявольскими предметами этого… как бы его покрутее назвать? О! Этого крайне бессовестного и некультурного существа! Теперь опять можно похлопать, секунд пятнадцать, не больше.
— Я думаю, каждому из пострадавших полагается компенсация от городского совета, — белокожий благодетель явно вошел во вкус. — Сейчас я поинтересуюсь у мэра.
Он исчез и материализовался с маленьким человеком в пижаме, с трудом понимающим, о чем идет речь.
— Ты согласен? – поинтересовался Человек с улыбкой, глядя бешеным зеленым взором прямо ему в глаза.
— Согласен!
— Также объявляется награда каждому, кто увидит подобное существо с башкой с шипами и сообщит властям. Я думаю, десять тысяч баксов будет нормально?
— Нормально! — охотно поддержала толпа.
— Тогда заметано. Сейчас я только спрошу комиссара.
Он исчез и материализовался с высоким краснолицым человеком в пижаме.
— Ты согласен?
— Согласен, — тихо произнес страж порядка, глядя на белокожего, как ягненок на волка.
— Вот и чудно. Что у меня всегда выходило, так это быстро находить общий язык с властями. Что ж, Готэм, можешь спать спокойно, твой белокожий суперзлодейский пенсионер-спаситель все еще с тобой и тебя не бросит. Ариведерчи.
И белокожий спаситель телепортировался прочь.

— Оззи, ты извини, если я у тебя немного задержусь, но мне надо привести себя в порядок перед дальнейшими… остановками по пути, — Человек с улыбкой присел возле дивана в тайнике птичьего гангстера.
К нему тут же прибежал Мартин со всем необходимым для перевязки.
— Нет, малыш, этого не потребуется. Лучше принеси бутылку виски. У меня сейчас встреча с главным боссом, и мне надо быть орлом, а не ягненком… А этот чертов черный металл ранит не так, как здешний… недаром он из проклятой вселенной.
Конечно, ничего такого, с чем я не управлюсь сам… просто… не сразу…
В этот момент к нему приблизился птичий гангстер.
— Скажи честно, а он ко мне, к нам, не вернется? Это ведь Бэтмен… просто чокнутый. А они… всегда возвращаются.
— Вот вколи мне что-нибудь такое, чтобы вся боль к нулю свелась, тогда и поговорим…
— Ага… вроде работает, — объявил через полчаса Человек с улыбкой. — Короче….
Во-первых и в главных. Оззи. Мне абсолютно все равно, что случится с тобой и даже не твоим юным порождением. То, что ты на секунду поверил в мой благородный порыв спасителя, — это исключительно дань моим несомненным актерским талантам. Увы, “Оскар” для меня отлить ты не сможешь, а “Золотой клюв” меня не интересует.
Во-вторых, он теперь отвяжется от тебя и будет искать кого-нибудь из других моих бывших так сказать друзей. Того, кто охотнее вступит с ним в союз.
Это Нигма, кто всегда считал, что он умнее меня, хоть это и не так. Это Крейн, который всегда считал, что он страшнее меня, хоть это и совсем не так. И это Харви… просто потому что на самом деле он до сих ненавидит нас всех – и себя в том числе. А меня в первую очередь. Проблема пережаренного Рыцаря Ночи в том, что все эти ходы я предусмотрел тоже.
А ты? Хоть в принципе ты и был первым логичным вариантом для него (во всех вселенных первым суперзлодейским союзом был дуэт Джокера и Пингвина), с тобой-то нам на самом деле делить нечего. Я никогда не старался стать богаче и могущественнее тебя – я просто таким в один расчудесный день стал, абсолютно не прилагая для этого никаких усилий. Просто убил всех лишних людей и запугал в подчинение всех нужных. И потратил на это всего пару десятков долларов. И угадай с трех раз, на что эти ничтожные по твоим меркам деньги понадобились?
— На пистолеты? На… динамит?
— Нет, Куриные мозги, тут вполне оправдываешь наше твое между собой прозвище. И то, и другое можно в Готэме можно добыть без малейшего цента, просто идя по улицам и сворачивая шеи всем встреченным.
Нет, было по-другому. Лапой со специально отпущенными длинными когтями я бил по лицам богатых и до мозга костей продажных финансистов, работавших не на того, кого надо. Надо было дать им понять, кто новый хозяин – прямо как в пещере в каменном веке. Когда добираешься до первобытных инстинктов человека – он твой, и только в этом случае. Этого никогда не мог понять Крейн со своими бесполезными химикатами. Страх познается только в натуре.
А доллары пошли на то, чтобы как можно качественнее состричь эти когти, превратив руки в нормальные человеческие. Потому что я знал, что следующей же ночью, если все пройдет, как надо, я буду обнимать очень юное нежное девичье тело, и когти хищника из эпохи саблезубых тигров будут… несколько неуместны.
Таков вот он, наш Готэм. Можно его пустить на воздух, не истратив ни монеты, но для более мелких приземленных дел… требуются специалисты.
— Замечательная история, — закивал собеседник. — И я согласен со всеми твоими наблюдениями. Но ведь и деньги бывают не лишними. Это ты именно тогда и понял, и я первым это заметил.
Держи бутылку, старина. И знай – то, как ты сегодня защитил Мартина, да и меня тоже, имеет смысл. Еще есть понятия о благородных понятиях у рода Кобблпотов… даже если они не кажутся на первый взгляд такими. Этот Бэтмен с зубами такого не поймет. Никогда.

Слегка изможденный Человек с улыбкой расхаживал среди пустынных пейзажей адской планеты и, наконец, дождался аудиенции.
— Ну что, милорд-кум? Как Вам представление? Его видели все на моей планете, я думаю.
— Я думаю… умеренно развлекательно, — ответил диктатор Апоколипса. — Но он жив.
— Конечно, он жив. В том и забава. Он жив, но он Бэтмен. Он мыслит логично.
Он думает, что я применил против него свое главное оружие. Поэтому кинется изучать его с целью нейтрализовать, как это сделал в последний раз.
Но это была просто одна из карт в рукаве, причем далеко не главная. Не так ли, Лара?
Маленький крысиный хвостик, вынырнув из рукава, погладил белоснежную руку, и тут же спрятался.
— Мои лаборатории годами экспериментировали с генами тех так называемых сверхсуществ, которые пытались в нашем мире сотворить то, что в других зовут Лигой… Правосудия или еще как-то. Мы изготовили такие варианты, которые не придут в голову ни одному Бэтмену.
— Любопытно… как ты это делаешь? Как ты с ним играешь на одном поле? У него… еще та репутация.
— Бэтмены цепляются за логику. Они умеют приучать к этому оппонента. Я тоже какое-то время был рабом этих правил. Я изобретал преступления на шутовские темы, он их решал, я изобретал новые и так далее…
Я потом мне надоело играть в шахматы с однозначно предугадываемым исходом. Я сел за карты.
Я пришел в детский сад и перерезал там всех. Этого он точно не ждал, поэтому помешать не смог.
Бэтмены всех миров хороши во всех настольных играх, милорд. Но они теряются, когда ты выбрасываешь доску вместе с фигурами.
Так что победа однозначно будет за мной. Не потому, что я умнее. А потому, что я умею резко менять доску. И игру в целом.
Относительно нынешнего спектакля… я думаю, его можно показывать в рекламных целях перед предстоящим турниром, если Вы пожелаете нужным.
Мне нужно Ваше благословение на одну маленькую безделушку.
— И что же это?
— Мне нужно право носить знак Апоколипса на правом плече плаща. Трех плащей. Два больших, один маленький. И я знаю, что получить подобное право я могу лишь от Вас.
— Для чего?
— Для жены, еще жены и для внучки. Чтобы они в них сидели на трибунах и все ими восхищались.
Возможно, впервые на каменном лице властелина Апоколипса появилось подобие улыбки.
— Позволяется. Твоя забота о наложницах… весьма потешна.
— О, это чисто земное, милорд-кум. Наблюдать за тем, как на них смотрит, как на королев, вся галактика… А после этого они будут в более интимной обстановке приходить и в тех же нарядах и регалиях кланяться перед моими босыми ногами.
Для того, чтобы завоевать любовь толпы, не надо быть императором. Для этого даже не обязательно быть талантливым политиком. Для этого достаточно быть смешным комедиантом, смазливым актером или просто отменным лгуном. Таких толпа любит.
Для того, чтобы завоевать любовь толпы, мне достаточно щелкнуть пальцами. Как сегодня.
А чтобы править, нужно другое.
— Мудрые слова… для землянина. Ты займешь достойное место у трона… когда придет время.
— Не сомневаюсь, милорд.
Белокожий странник телепортировался прочь.

— Я все видела. Мой герой, — обняла Человека с улыбкой Хелена, когда он рухнул прямо в ее объятия в ее спальне в Белом доме.
Брюс-младший прибежал и тоже прижался к покровителю.
— И я все видел! – громко объявил он. – Лучший герой в мире!
— Да, пожалуй…
— Ты усадил моего мужа в тюрьму! – грозно произнесла Селина, приближаясь.
— Брысь, — решительно произнесла Хелена. — Не сейчас. И уведи дитя. И ни слова.
— Я вижу, вы с матерью перешли к новому формату отношений, — устало произнес белокожий. – Ты прости, но я сейчас просто вздремну. А я уже потом, через пару часов…
— Да, конечно… Мама… она просто не понимает… Что ты это сделал ради отца. Иначе в Готэме с этим чудищем дрался бы он, а не ты… И он бы дрался без бомб. И проиграл бы.
— Вот именно, дитя… вот именно…

Вадим Григорьев.

4 комментария »

  1. Киря Said,

    Август 31, 2020 @ 09:21

    Вадим…Есть вопрос. В каком редакторе ты пишешь статьи для этого сайта?!

  2. vadim Said,

    Август 31, 2020 @ 10:47

    Набираю-то текст в Ворде, а публикую в Вордпрессе.

  3. Киря Said,

    Сентябрь 1, 2020 @ 18:14

    Привет Вадим. С 1 сентября тебя. Днём знаний. А ты как раз таки с ними связан. Такие информативные статьи из которых много чего узнать можно пишешь.

  4. vadim Said,

    Сентябрь 1, 2020 @ 21:47

    Хех, спасибо, Кирилл, но учишься-то пока что ты, так что это в первую очередь твой праздник. С ним тебя поздравляю и желаю успехов в учебе — да и во всем остальном.

RSS feed for comments on this post · TrackBack URI

Добавить комментарий