ГИДЕОБРИЯ. Глава 24

Глава 24. Отдых после атаки

Где мы жили
Как мы жили
Улыбаясь
И печалясь.
— Я сплю? – поинтересовалась Хелена.
— Почти. Не считая того, что ты в роли принцессы, а я в роли…
Короче, я надел нам на головы те штуки, что Мун изобрел. Чтобы мы снова стали одним целым – в плане мозга, по крайней мере.
Как в старой сказке.
Только в нашей сказке… принцессе достается не принц.
Я бы вручил тебе принца… через пару лет.
Но тебе ведь не нужен принц.
— Нет, мне нужен ты. Злой и жестокий. Врущий и самолюбивый.
— Никто и никогда этого не поймет.
— Пусть и не понимают. Хотя… вопросы у меня есть.
— Приступай. Сегодня и только для тебя – будут все ответы.
— Бэтмен, который смеется. Как?
— Элементарно. Он в нашем уравнении самая предсказуемая составляющая. Его следующая атака будет или на одного из моих готэмских друзей – Нигма, Крейн, Дент. Или на твоего отца.
А дальше – не случайно было сказано
“И я не моя дочь – в этом ты был прав изначально, настаивая на встрече именно со мной. Это я понял в тот момент, когда в двенадцать лет заставил ее убить двух очень грешных людей и ни одного совсем ни в чем невиновного. И перед тем, как она перерезала горло третьему, я заметил в ее глазах сомнение. Всего на секунду, но… тогда я осознал, что есть вещи, которые, увы, не передаются даже генетически.
Убить виноватого может любой – все зависит лишь от личной заинтересованности и степени вины. Убить невиновного без малейшей причины – в этом всегда был особый флёр, как говорят французы. И лишь мы с тобой вдвоем в этом городе, да и на этой планете, понимаем, о чем идет речь.
Вот и в случае с тобой – все, что она могла придумать, это предложить тебе сделку. У меня же к Бэтменам, когда я их встречаю лицом к лицу… несколько другой подход.”
— Он придет к Матильде…
— Да, придет. И она, поскольку она – это в большой степени я, чем что-либо еще, то перейдет дальше.
Ребенок будет, я надеюсь. Я не для того заводил дочь, чтобы не воспользоваться таким шансом.
Да, я хочу, чтобы у нас первым был мальчик.
— А… я…. Как смогу…
— А-ха-ха! Сможешь, никуда не денешься. Так, тебе нужен ответ на вопрос, как мы избавимся от…
— От злых психопатов и диктаторов?
-Точно так же, как в прошлый раз. Оказавшись за спиной и выстрелив в затылок.
Плащ, который будет носить Каори, да и ты тоже, будет непростым. Очень непростым. Но чтобы сбросить любые подозрения, я вручу аналогичный пятилетней девочке, от всей души меня ненавидящей.
— Я Каори боюсь.
— Она тебя тоже.
— Я серьезно.
— А я еще серьезнее.
Маленькая девочка, убившая в первый раз просто по обстоятельствам. А далее убивавшая, потому, что так велел убийца ее родителей. Поэтому, как только нас свела судьба, я сделал из ее жизни сказку. Как мог, как сумел.
Как результат – у нас есть Мати, которая почти правит планетой. И еще двое приемышей. Короче, как мать себя маленькая несчастная девочка из приюта реализовала вполне.
— Ты все сделал правильно… Я все сделала неправильно.
Мне… мне не следовало вмешиваться.
Не надо было ломать сказку.
Потому что… сказка происходит, пока в нее не вмешивается кто-то третий?
— Ладно… сказать тебе, как мы это сделаем?
Человек с улыбкой глубоко вздохнул.
— Я придумал, как вы сможете сосуществовать.
Каори би. Я позволял ей… с женщинами. Так что… она признает тебя равной. Если…
— Давай я озвучу вслух. Ты хочешь, чтобы я стала твоей второй женой, переспав с первой?
— Да. Я не вижу другого варианта. Долгосрочного.
— Гениально… Я… неуверенна, что смогу быть… с женщиной.
— Но ты ведь и не пыталась?
— Нет… я хотела быть только с тобой.
— Увы… жизнь не так проста.
Она поймет. Я не буду называть ее настоящий возраст, потому что так не делают джентльмены, но… она выглядит на двадцать только благодаря дионезиуму.
Она все сделает правильно. Просто приблизься, ляг рядом и обними ее.
В худшем случае вы расстанетесь друзьями. В лучшем – я буду третьим.
— И… скольких вы так делили?
— Звезд на небе меньше.
— Понятно. Тогда и я уж спрошу. С мужчинами бывать доводилось?
— Что ж, отвечу так. В чудном вестерне “Великолепная семерка” был один диалог. “Врагов нет?” — “Живых врагов нет”.
Так и тут. Если и были – живых нет.
— Хороший ответ… Ценишь гетеросексуальную репутацию.
— Идеальной она никогда не была. Подозревали все время. Но… нет. И твой отец мне дорог только как враг. Как достойный противник.
Ты – другое дело…
— Хорошо, — мечтательно улыбнулась Хелена через два часа. – Я согласна. Я попробую с Каори. Ты ведь поможешь… если что?
— Непременно. Ведь когда еще проводить эксперименты, как не в семнадцать?

Вадим Григорьев.

2 комментария »

  1. Киря Said,

    Сентябрь 14, 2020 @ 06:49

    Привет Вадим. Хотел задать немного странный вопрос… Ты добрый дядя? И если ты будешь записывать видосы на YouTube, то нравиться ли тебе твой голос?

  2. vadim Said,

    Сентябрь 14, 2020 @ 09:09

    Привет.

    Хах, ну уж так тебе дать окончательный вердикт. Человек, добрый к одним, может быть весьма недобрым к другим. Все зависит от того, что именно мне нужно от человека. Я б сказал, что добрый, но если мне надо, чтобы меня посчитали именно злым, я изображаю его весьма убедительно. И легко перехожу в режим «Ах так? Ну поехали».

    Что же касается видосов, я ими не занимаюсь вообще, ни в каком виде. Свой голос я в последний раз слышал с магнитофона лет 20 назад, и не помню, чтоб у меня остались яркие впечатления. Голос как голос, да и все. Конечно, совсем не такой, как слышишь «изнутри».

RSS feed for comments on this post · TrackBack URI

Добавить комментарий