БЕДНЫЕ РОДСТВЕННИКИ (Джокеры-подражатели Золотого Века)

jok-imit1Рождественский подарок от сайта – запоздавший и тем не менее.
О том, что Клоун – Принц Преступного Мира всегда был самым популярным злодеем комиксов, свидетельствует огромное количество его имитаций, более или менее далеких от оригинала, изобретавшихся разными компаниями во все времена. В этой статье будет рассмотрен ряд Джокеров-подражателей 1940-х, ныне практически забытых, однако, если присмотреться к ним, не совсем безынтересных. Напоследок будут упомянуты копии других членов готэмской “галереи бестий” той эпохи.
Ныне каждый сколько-нибудь амбициозный автор книжек с картинками мечтает изобрести яркого злодея, которому будет суждена долгая жизнь на страницах и многолетняя популярность у читателей. Получается это мало у кого, но попытки предпринимаются постоянно. Однако так было далеко не всегда. В Золотом Веке комиксов в большинстве случаев супергерои, рекой хлынувшие после неслыханного успеха Супермена, сражались с обычными налетчиками и гангстерами, а во время Второй мировой, естественно, с нацистскими и японскими солдатами и шпионами. Иногда на горизонте появлялись стереотипные безумные ученые. Костюмные злодеи были достаточно редким явлением, а уж по-настоящему оригинальных экземпляров были единицы. Поэтому в большинстве случаев авторы использовали по нескольку раз собственные удачные изобретения с небольшими изменениями или же просто воровали идеи у коллег, поскольку тогда это было ни в коем случае не подсудным делом. Достаточно вспомнить, что даже Вандал Саваж в 1943-м был во многом списан с ныне забытого Векового Человека.
jok-imit2Джокера, что не удивительно, имитировали с первого же года его существования. Уже в конце 1940-го в “Суперзагадочных комиксах. № 5” (декабрь) компании “Эйс комикс” появился злобный Клоун, архи-враг тамошнего супергероя Магно и его малолетнего сайдкика Дейви. На нем был стандартный клоунский костюм и грим, но на обложке у него были белая кожа и красные губы. Как и у Джокера в “Бэтмене. № 1”, у него было убежище на кладбище, но если оппонент Темного Рыцаря в то время был одинок, то у Клоуна находилась в подчинении симпатичная Лидия.
Вдобавок неприятности он творил в несколько ином стиле. Явившись в библиотеку (ох и культурные негодяи были в то время…), устраивал драку за книгу по химии, нужную ему для экспериментов, убивал кинжалом библиотекаря, а затем совершал самое страшное преступление для тех времен – сжигал на глазах у толпы американский флаг. А далее Клоун без какой-либо причины убивал взрывом множество людей в метро.
И это любопытный момент. Джокер начинал как вор драгоценностей, с ювелирной точностью убивающий хозяев выбранной им добычи, однако тяги к беспричинным массовым убийствам у него не было еще долгие годы – появилась она аж в 80-х. Клоун же мог похвастать ей с самого начала. Правда, в дальнейшем он присмирел и занимался в основном ограблениями, к тому же знатно растолстел. В одной из историй, впрочем, злодей опять появлялся с белой кожей и использовал смертоносный “газ смеха”. Он также стал самым долгоиграющим из Джокеровских имитаций Золотого Века, засветившись в 28 выпусках.

jok-imit3jok-imit4jok-imit5

У Зеленой Стрелы, бывшего в те годы, фактически, Бэтменом в костюме Робин Гуда, нашелся, естественно, и свой враг-клоун – дебютировавший в “Лучших в мире комиксах. № 24” (сентябрь-октябрь 1946 г.) Липо, Клоун-Мишень. (Самый подходящий оппонент для лучника, не правда ли?) Заключенный-вор, считавший себя мишенью закона, после побега стал одержим мишенями и, прячась на ярмарке с аттракционами, изображал живую мишень, в которую не сможет попасть никто. Ночью же он занимался местью засадившим его судье и прокурору – и это Джокер делал тоже в “Бэтмене. № 1”. Липо просуществовал 12 выпусков и даже помог мелкому Бэт-злодею Сигнальщику стать Синим Лучником.
Следующий экземпляр и вовсе имел наглость величаться тоже Клоун – Принц Преступного Мира. Его настоящая кличка была Менестрель, и он был противником миниатюрного героя Человека-Куклы. Можно было б подумать, что появившийся в “Человеке-Кукле. № 23” (июль 1949 г.) персонаж вдохновлен скорее злодеями с музыкальной тематикой вроде Скрипача, но злобная улыбка и веселое настроение однозначно указывают на Джокера того периода. И он пытался убить своего врага, привязав его к языку колокола. Интересно, что архи-враг Бэтмена и Робина пытался проделать с ними это же в “Лучших в мире комиксах. № 48” (октябрь-ноябрь 1950 г.). Получается вроде как двойное заимствование, но, очевидно, убийство с помощью колокола – это слишком уж заманчивая идея. Менестрель появился в двух комиксах и во втором выглядел совсем иначе.
Убийцу по кличке опять же Клоун из “Специальных комиксов. № 1” (ноябрь 1942 г.) нельзя назвать однозначным подражателем, однако он наносил на лица жертв свой грим и рисовал красную улыбку. В остальном же в этом случае был скорее мотив “Паяцев”: циркач Чарльз влюбился в богачку, которая жестоко посмеялась над ним. Убив ее, он вскоре начал испытывать раскаяние, но, удирая по канату от жестокого героя Висельника, упал вниз в объятия смерти.
Отдаленные Джокеровские мотивы можно также найти у мистера Сумрака, противника Спирита, Гиены, оппонента Человека-Факела, враждовавшего с мистером Скарлетом Черного Клоуна и Шакала, тоже столкнувшегося с Висельником, однако они уже более отдаленные.

jok-imit6jok-imit7jok-imit8

Напоследок же – кратко о наиболее любопытных копиях других Бэт-злодеев, и, естественно, это имитации Кэтвумен и Двуликого. Героев и злодеев кошачьей тематики хватало всегда, однако две преступницы не только были вдохновлены образом кошачьей воровки, но и, похоже, кое-что ей подарили. Марвеловская Кошачья Лапа, бывшая в 1941 г. лидером банды убийц, и собственная, смертоносная, Женщина-Кошка Marvel, дебютировавшая в 1945-м, носили костюмы, намного больше напоминавшие современные варианты наряда Селины, чем все, что она носила в 40-х. Лапа даже использовала кнут на пять лет раньше, чем это впервые сделала Кайл.
Что же касается несчастного Харви Дента, то одним из его подражателей была намного менее симпатичная женщина. Двуличная и лживая Надя Барнетт из “Суперзагадочных комиксов. № 20” (1944) сошла с ума после того, как упавшая лампа изуродовала половину ее красивого лица. А уж появившийся в “Зеленом Шершне. № 30” (1946) Доктор Дьяболе однозначно мог похвастать намного более жуткой внешностью, чем Дент того периода. Оба персонажа, как и большинство имитаций, двинулись не дальше своего дебюта.

Вадим Григорьев.

Добавить комментарий