ХИТ ЛЕДЖЕР — “ДЖОКЕР: НОВОЕ НАЧАЛО”?

hit1.jpgХит Эндрю Леджер родился 4 апреля 1979 г. в городе Перт (Австралия), в семье Кима и Салли Леджеров. Его отец работал инженером, мать воспитывала Хита и троих его сестер. В жилах Леджера течет кровь шотландцев и ирландцев — его родители приехали в Австралию из Англии. Странное имя Хит — сокращение от Хитклифф: родители дали сыну имя героя романа Эмилии Бронте “Грозовой перевал” (его сестру назвали Кейт в честь героини того же романа). Родители развелись, когда будущему актеру было 10 лет, однако, по его словам, это не наложило большого отпечатка на его психику: он до сих пор дружит с отцом и продолжает общаться с матерью. Кроме того, Хит обзавелся двумя сводными сестрами – Оливия от его отца Кима и его подружки Эммы Браун и Эшли от его матери и ее нового мужа Роджера.
Выросший в Перте Леджер с детства увлекался спортом и лицедейством. В привилегированной школе для мальчиков Guildford Grammar School он прекрасно проявил себя и в драматическом кружке, и в школьной команде по хоккею на траве, получив ряд наград в обеих сферах. К примеру, Хит возглавил команду для участия в национальном танцевальном конкурсе, проводимом среди австралийских школ: “Я ставил хореографию для ребят, которые никогда до этого не танцевали и даже не думали, что им это по силам. Поэтому, когда они взяли первый приз, для всех это стало полной неожиданностью”. Одновременно ему пророчили карьеру профессионального спортсмена, однако именно хоккейный тренер подтолкнул будущего актера к тому, чтобы сделать важный выбор. “Он сказал мне: “Пора определиться. Или спорт — или театр”. Я подумал и выбрал театр”, — вспоминает Хит.
Леджер начал свою карьеру в местной театральной труппе Globe Shakespeare Company и одновременно ходил на пробы в австралийские сериалы. Закончив школу в 16 лет, подговорил своего лучшего друга детства Тревора Дикарло отправиться за 2600 миль от родного городка — в Сидней на поиски денег и славы. Привлек к себе внимание (в основном женское) благодаря роли “голубого” велосипедиста в спортивном сериале “Пот” (1996), где ему полгода пришлось ходить в шортах. Отец Леджера вспоминает: “Я был уверен, что сын выберет роль пловца. Ведь я и сам был когда-то пловцом, поэтому считал эту роль весьма удачным выбором. Однако, когда мне сообщили, что Хит решил выступить в роли гомосексуального спортсмена, мне осталось только развести руками”. Затем последовали гостевые роли в других сериалах и малобюджетная картина “Черная скала” (1997).
Прорыв Хита к американской публике состоялся в 1997 г., после телевизионной сказки “Рев”, где актер сыграл средневекового принца Конора, боровшегося со злом. Сериал в стиле “Геракла” не имел особого успеха, но главного исполнителя пригласили в Голливуд, где предложили стать клиентом престижного агентства САА. После многих неудачных проб Хит вернулся в Австралию, где снялся в гангстерском фильме “Пальцы веером”, за который был номинирован на премию Австралийского киноинститута. В Штатах лента была встречена прохладно, на что актер отреагировал не без иронии: “Не думаю, что я встретил хоть одного американца, который бы полностью понимал, что происходит в этой картине”.
Через несколько дней после окончания съемок Леджера вызвали в Сиэтл и предложили роль Патрика Вероны в молодежной комедии “10 причин моей ненависти” (1999) – современной адаптации “Укрощения строптивой”, где главную женскую роль исполнила Джулия Стайлз. Хотя актеру этот жанр никогда не нравился, он согласился, поскольку не имел в то время другой работы.
Хит пробовался на роль дьявола в “Конце света” (1999), и режиссер Маркус Ниспел готов был взять его. Однако потом место Ниспела занял Питер Хайамс, который отдал предпочтение более демоничному Габриелу Бирну. Режиссер “Мулен Руж” Базз Лурманн решил, что Леджер слишком молод, чтобы играть в паре с Николь Кидман, и пригласил Ивэна Макгрегора. От роли Лестата в “Королеве проклятых” (2002), продолжении “Интервью с вампиром”, актер отказался сам, так как почувствовал, что не сможет убедительно сыграть вампира.
Только на пробах к “Патриоту” (2000) фортуна улыбнулась австралийцу. Его первая попытка была неудачной: он промямлил первую сцену, после чего оборвал сам себя, встал, извинился и ушел. Звонок со студии его агенту с просьбой еще раз позвать “этого парня” стал для актера неожиданностью. На этот раз он как следует подготовился и произвел хорошее впечатление. Его позвали на еще одну пробу, уже одев в костюм той эпохи. После целой серии проб в финальный тур из 200 претендентов вышли два — Фредди Принц-младший и Хит Леджер. Режиссер Роланд Эммерих выбрал последнего, хотя американец был больше похож на Мела Гибсона, чьего сына предстояло играть. “Фредди лучше смотрелся рядом с девушкой, — объясняет свой выбор постановщик. — Хит был убедительнее в брутальных сценах. В нем чувствуется легкая опасность, экстремальность, непредсказуемость. В этом он похож на Мела”. Тот факт, что молодой австралиец в момент подписания контракта об американской войне за независимость, по его словам, “знал самую малость”, не имел никакого значения. Леджер поспешил исправить это, прочитав во время подготовки к фильму много книг об эпохе, чтобы проникнуться чувствами людей тех времен.
Герой Хита, Габриел Мартин, — убежденный сторонник независимости Штатов, который вопреки воле отца, бывшего героя колониальных войн Бенджамина Мартина (Гибсон), записывается в ополчение. Следом за сыномhit2.jpg к революционерам присоединяется и отец. “Больше всего меня интересовала необычность судьбы Габриела, — говорит Леджер. — Из мальчика он становится мужчиной. Я могу его понять, могу пережить вместе с ним тот сложный период жизни, когда ты выходишь из тени отца и становишься самостоятельным человеком со своими мыслями и мнениями. Когда ты впервые открываешь это в себе, это по-настоящему волнует. В тебе бурлит энергия, ты максималист, и все, что происходит в этом мире, кажется тебе самым главным”.
Ситуация на съемках оказалась ироничной: главными исполнителями в фильме про независимость Америки были двое австралийцев, ставил его немец Эммерих, а снимал оператор-француз Калеб Дешанель. Однако Хит утверждает, что американцы никак не отреагировали на эту странность: “Здесь, по-моему, вообще не обращают внимания на национальность актеров – лишь бы они говорили с правильными акцентами”. Впрочем, актер считает, что американцев понять до конца ему не удалось: в австралийский юмор, к примеру, они вникнуть не могли, и про сарказм знали лишь теоретически. С Гибсоном же Леджер быстро нашел общий язык: оказалось, что у них схожий взгляд на мир, поэтому им легко было изображать отца и сына. Любимая сцена Хита в ленте – та, где Габриел упрашивает отца рассказать о своих подвигах на франко-индейской войне. Это была последняя сцена, и снимали ее всю ночь, до 8 часов утра. “В ночь съемок было полнолуние, на небе взошла кроваво-красная луна, и это было невероятно красиво, — вспоминает Леджер. — В такие минуты начинаешь задумываться о смысле жизни”.
“Патриот” был первым крупнобюджетным проектом Хита: раньше он, к примеру, никогда не сталкивался со спецэффектами в кино. Но главным было другое ощущение: “Раньше я снимался в проектах, в которых главным было снять фильм. Здесь я впервые участвовал в проекте, который делали для того, чтобы сделать на нем деньги. Я буквально физически ощущал, как трудно будет окупить такую гигантскую постановку… Я понимаю, что Роланд старался держать актеров подальше от финансовых проблем, но не заметить эти проблемы было трудно. От успеха или провала фильма зависело очень многое”. В том числе и кинематографическое будущее самого Леджера. Но опасения оказались напрасными, “Патриот” стал хитом, собрав только в американском прокате более 115 млн. долларов.
После “Патриота” актер вошел в число ярких личностей, которые продолжили в Голливуде начатое в Австралии восхождение к звездным вершинам, – таких, как Мел Гибсон, Расселл Кроу, Джеффри Раш, Брайан Браун, Пол Хоган, Хью Джекман. Однако он быстро узнал, что у славы есть и отрицательные стороны. Сначала его обвинили в политической некорректности из-за того, что он курит и не собирается бросать. Потом СМИ раскопали, что на съемках “Рева” Хит встречался со старшей его на 17 лет партнершей – Лизой Зейн, сестрой Билли Зейна. А в дни премьеры “Патриота” папарацци изо всех сил пытались сфотографировать Леджера с его тогдашней подругой, фотомоделью Кристиной Каучи. Общение с прессой было для актера делом новым и непривычным, и он нанял в США личного пресс-агента, чтобы тот держал процесс под контролем.
Свою следующую картину, “История рыцаря” (2001) Брайана Хелгеленда, Хит называет “комедией о рыцарской жизни в XV веке”. Он утверждает, что эта роль не представляла для него никакой сложности, так как на лошади он катался еще с детства. Единственное, к чему ему потребовалось привыкать, — это тяжеленное копье. Гораздо сложнее актеру давались сцены танцев, в которых переплетались элементы современности и средневековья. Леджеру очень понравилось в Праге, где проходили съемки; наибольшее удовольствие он получил от чешского пива.
Роль тюремщика-самоубийцы в “Бале монстров” (2001) с Билли Бобом Торнтоном и Холли Берри доказала голливудским продюсерам, что они имеют дело не просто с очередным мускулистым красавцем, как и образ Гари Фивершема, дезертира, одержимого желанием доказать свою храбрость, в фильме “Четыре пера” (2002) Шекара Капура. Ту же линию продолжили ленты “Банда Келли” (2003) Грегора Джордана и “Пожиратель грехов” (он же “Порядок”; 2003) Брайана Хелгеленда.
В “Королях Догтауна” (2005) Кэтрин Хардвик актер создал образ Скипа, лидера команды скейтбордистов, воспитавшего несколько спортивных талантов, но в итоге оставшегося не у дел.
brothers_grimm1.jpg В иронической фантазии Терри Гиллиама “Братья Гримм” (2005) 26-летнему Хиту досталась роль старшего из братьев, Джейка, — в то время как 34-летний Мэтт Деймон стал младшим Гриммом, Уиллом. Обоим актерам пришлось преодолевать имиджевые стереотипы, и, по мнению режиссера, они прекрасно с этим справились. Леджера в очках можно было узнать, разве что когда он садился в седло – это был пятый из шести его последних на тот момент фильмов, где ему пришлось ездить верхом. По сценарию герой Хита – интеллектуал-романтик, тогда как его братец – бабник и любитель легких денег. Однако, как только заканчивались съемки очередного дубля, актеры будто менялись ролями: Деймон уединялся, чтобы сконцентрироваться и не выходить из образа, а Леджер дурачился и рассказывал анекдоты. “Я люблю размахивать руками, а когда волнуюсь, вообще дергаюсь, как марионетка, — рассказывал Хит. — Обычно перед камерой я собираюсь, но Терри говорил, что его устраивает моя диковатая жестикуляция. Он даже позволял мне импровизировать в репликах”. Трейлер австралийца, набитый плюшевыми коалами и вомбатами, тоже было невозможно спутать с другим, так как оттуда во всю мощь аппаратуры звучали рок или хип-хоп. Съемки проходили в Праге, куда в течение всего лета к актеру приезжали родственники. “Но они посещали достопримечательности и любовались видами, а я безвылазно торчал на площадке”, — вспоминает Леджер.

Страницы: 1 2 3

3 комментария »

  1. Александровна Said,

    Июнь 5, 2009 @ 10:00

    «Мне грустно на тебя смотреть,
    Какая боль, какая жалость!
    Знать, только ивовая медь
    Нам в сентябре с тобой осталась.
    Чужие губы разнесли
    Твоё тепло и трепет тела.
    Как будто дождик моросит
    С души, немного омертвелой.
    Ну что ж! Я не боюсь его.
    Иная радость мне открылась.
    Ведь не осталось ничего,
    Как только жёлтый тлен и сырость.
    Ведь и себя я не сберёг
    Для тихой жизни, для улыбок.
    Так мало пройдено дорог,
    Так много сделано ошибок.
    Смешная жизнь, смешной разлад.
    Так было и так будет после.
    Как кладбище, усеян сад
    В берёз изглоданные кости.
    Вот так же отцветём и мы
    И отшумим, как гости сада…
    Коль нет цветов среди зимы,
    Так и грустить о них не надо.»
    Это Сергей Есенин. В чём-то их судьбы немного похожи…

  2. Александровна Said,

    Июнь 6, 2009 @ 19:53

    «Я при жизни был рослым и стройным,
    Не боялся ни слова, ни пули
    И в привычные рамки не лез.
    Но с тех пор, как считаюсь покойным,
    Охромили меня и согнули,
    К пьедесталу прибив ахиллес.
    Не стряхнуть мне гранитного мяса
    И не вытащить из постамента
    Ахиллесову эту пяту,
    И железные ребра каркаса
    Мертво схвачены слоем цемента
    Только судороги по хребту.»
    Высоцкий В.С. Мой любимый бард. И тут он попал в точку.

  3. Александра Макфолл Said,

    Июнь 30, 2009 @ 18:29

    вы не поверите .но в начале 2008 у меня была чувство холода не понятно откуда взявшегося и тоски теперь я понимаю.
    у меня и сейчас тоже самое произошло и с Майклом ……словно оторвали от реальности и пустили поветру

RSS feed for comments on this post · TrackBack URI

Добавить комментарий